П О Л Е В Ы Е    Ф И Н Н О - У Г О Р С К И Е    И С С Л Е Д О В А Н И Я  
Создано при поддержке Финно-Угорского Общества Финляндии Сайт размещен
при поддержке компании
ТелеРосс-Коми
о проекте персоналии публикации архив опросники ссылки гранты  
карты

Карта: Республика Коми
Республика Коми



регионы

публикации

Архив :: Полевые отчеты и дневники

Традиционная вышивка в современном интерьере: "карельский стиль"

В.В. Сурво (Хельсинки)

Традиционная вышивка в современном интерьере: «карельский стиль» // Жилище и одежда как феномен этнической культуры Материалы Седьмых Санкт-Петербургских этнографических чтений. СПб.: РЭМ, 2008, с. 57-65.

Орнамент вышивки представляет собой довольно консервативный  компонент традиционной культуры. Сохраняя мало изменяемыми многие элементы, мотивы и образы на протяжении длительного времени, эта сфера народного искусства отражает локальное многообразие культур, основополагающие черты мировосприятия, религиозно-мифологические представления и межэтнические контакты[1]. Вышивка Карелии (бывшей Олонецкой губернии) рассматривалась во многих российских и финляндских исследованиях, материалы также публиковались в альбомах, каталогах и прочих научно-популярных изданиях.. Исследователи ритуального текстиля наряду с изучением коллекций музеев  уделяют внимание современному бытованию традиции у народов Восточной Европы – изготовлению вещей по старинным образцам, существованию различных клубов рукоделия, в которых используется опыт реконструкции традиционных технологий ткачества и вышивки, возрождение и в некотором роде новое прочтение смысла образов декора. Интерес проявляется к использованию традиционного костюма и ритуальных текстильных изделий в выступлениях фольклорных коллективов, в современных возрождающихся религиозных практиках, изменениях в бытовании традиционной одежды и отдельных её элементов на макро- и микроуровнях  в условиях модернизации и  глобализации современной жизни[2]. Орнамент родственных этносов – карел и вепсов – интересовал финляндских ученых для обоснования и утверждения своей идентичности, конструирования представлений о монолитной финской культуре, являясь частью (велико)финляндского проекта. Образы «карельского» орнамента и в наши дни востребованы не только с декоративной точки зрения, но и как символов, несущих этнические и идеологические смыслы[3].

Вплоть до 1930-х годов вышивкой, выполненной в домашних условиях на домотканом текстиле, украшались различные предметы т.н. материальной культуры, использовавшиеся в ритуалах. Сегодня домотканый текстиль не производится,  артефакты выпадают из привычных контекстов, традиционная вышивка, казалось бы, прекратила своё существование, и её место в запасниках музеев и на выставках. В деревнях Карелии вышитые вещи, оставшиеся от предыдущих поколений, уже почти не используются в интерьерах домов, лишь изредка можно встретить вышитое полотенце на иконе. Большая часть вышитых вещей перекочевала в коллекции местных, центральных российских и зарубежных музеев, реже вещи хранятся в кругу семьи, как память о маме, бабушке. Произошла своеобразная эволюция статуса традиционной вышитой вещи, будь то элемент одежды или предмет быта. С исчезновением комплекса традиционных обрядов, для которых эти вещи изготавливались (в первую очередь свадьбы с большим количеством даров в виде домотканого текстиля с вышитым декором), вместе с ткацким станом была утрачена сама традиционная основа рукоделия. Современные виды рукоделия, в частности, близкие к традиционной вышивке (т.е. с использованием характерных орнаментов и композиций, техник исполнения, цветового решения), бытуют в условиях, принципиально отличных от прежних.

Традиционная культура окончательно не утрачивает изжившие себя формы, находя для них новый план выражения.  Вышивка и её «производные» (стилизация, компиляция и т.д.) в современности присутствует в различных видах: музейные коллекции; семейные и домашние реликвии; старые вышивки в частных коллекциях; альбомы, научные и популярные работы по символике орнамента; эксклюзивные авторские работы, представленные в выставочных и частных коллекциях; сувенирная продукция (чаще всего машинная вышивка по традиционным орнаментальным образцам или с использованием их элементов); вышивка в декоре сценических костюмов фольклорных коллективов (т.н. «традиционные народные костюмы», стилизованные или максимально приближенные к аутентичным образцам); вышивки любительского уровня, изготовленные под руководством педагогов в городских студиях творчества. «У меня есть работа полотенце...  рисунок скопирован с прабабушкиного... Там станушка была. Бабушка моя из Заонежья. Деревня такая была, сейчас её уже нет, Пигмазеро называлась. Бабушке досталась по наследству от своей мамы, она хранила. Бабушка 1929-го года рождения. А мама её 1905 года рождения, так что это начало века. Осталось ещё полотенце, там такая техника – нитки выдергиваются... Там сложная такая тонкая техника... Это в деревне у нашей бабушки хранится – в Кажме, где теперь моя бабушка живет» (Даша, 15 лет).

Сегодня в Карелии активно развивается туристический бизнес, многие направления которого связаны с экзотичной для современных горожан и, особенно, для иностранных туристов, деревенской и этнической спецификой. К наиболее ярким нововведениям последних двух десятилетий можно отнести возникновение системы гостевых домов в карельских и вепсских деревнях, создание национальных парков, в деятельности которых декларируется и возрождение заброшенных деревень с элементами уклада жизни, и традиционного хозяйства, работу в рамках международных и локальных экологических проектов и развитие местных промыслов.

В оформлении интерьеров мест приема туристов активно используются как старые традиционные вещи начала века,  полученные от местного населения, так и изделия современных ремесленников, работающих «под старину». Во многих таких местах имеются свои сувенирные лавки, через которые местные мастера реализуют свою продукцию. Сувенирная продукция представлена в виде разноплановых по стилю, качеству и исполнению вещей, но в то же время в «карельских» брэндах используются узнаваемые образы, отражающие специфику местных традиций. Изображения птиц, животных и антропоморфные образы заимствованы из петроглифов Карелии, орнамента традиционной вышивки и прочего «иконического» наследия, имеющего давнее, а подчас и доисторическое, происхождение. Образы присутствуют на керамической посуде, текстильных предметах интерьера, на одежде и т.д. Например, в летний туристический период 2008 г. в Петрозаводске работали две выставки «KarelianCraft: новое имя сувенира» и «Карелия рукотворная»[4]. Выставочный текстиль, частично идущий на продажу), представлен и привычными изделиями фабрики «Заонежская вышивка» (полотенца, скатерти, салфетки, выполненные машинным способом), и эксклюзивными работами в ручной технике, где изображения традиционных орнаментов изменены, традиционно лишь техника (тамбур и набор) и колористическое решение красным по белому: «Это творческая переработка... Вот пава, с Июдиной Светланой вместе сделали. Пудожские павы меня всегда привлекали, эффектные, стали работать над образом... Опять же взяли переделали – более обьемную, как с кофша... подвески металлические напоминают...» (из интервью с мастером Н.А. Сачуновой, комментирующей работу своей ученицы).

Интересны новые решения, например, машинным способом вышитые скатерть с салфетками – комплект, носящий название «Истории» (дизайнер И.Казакова, мастер А.Осипова). Вышивки красными нитями по краю полотна представляют собой жанровые сценки из деревенской жизни – небольшие женские фигурки, всадники  приближены к традиционному исполнению в вышивке двусторонним швом, т.е. имеют геометрические очертания. Рядом с женскими изображениями – собачки, совершенно не характерные для традиционных вышитых композиций. Впрочем, творческая переработка старинных «бабушкиных» узоров нередко встречалась среди вышивальщиц XIX- нач.XX вв., новые веяния шли, к примеру, из городской культуры.

Как известно, традиционно вышивкой занимались молодые девушки, для которых вышивание было обязательной институционализированной формой поведения. Современным аналогом этому явлению служат занятия в городских домах творчества. В студии вышивки при Доме творчества молодежи г. Петрозаводска занимаются девушки 12-17 лет. Интервью с юными вышивальщицами были проведены во время занятий и позднее индивидуально. Беседы касались технических решений их работ, объяснений символики орнаментальных композиций и причин интереса к этому виду творчества. Студийцами часто упоминался «карельский стиль»,  в котором выполнено большинство работ.  Юля, 17 лет, о своей вышивке: «…красным по-белому или по-серому – это карельский стиль… У нас до сих пор дома бабушкины вышивки хранятся (бабушка Юли – карелка, проживающая в Пряжинском районе), потом свадебный наряд, шаль... Фартук был, там птицы... Как у меня примерно, только другого стиля, у меня более вытянутые, а у неё компактные... тоже геометрические, двусторонним швом…  Красиво. Красное и серое... У бабушки  тоже серый лен – полотенца... Смотрится  как более такой старинный... Красивее, если в карельском стиле. Если в современном, то лучше на белом будет смотреться, а если в карельском, то на сером». Девушка часто бывает у бабушки в деревне, слышит карельскую речь и в школе изучала карельский язык. «Язык понимаю чуть-чуть... Говорят, что похожа на карелку... <…> Ну, мне интересно этим заниматься, интересны традиции. Бабушка водит когда по бабушкам знакомым – показать внучку, они рассказывают, вспоминают что-то. Интересно очень… Я ей дарила, вышивала – фартук, полотенце и столешницу. Вышивала двусторонним, набором, крестиком... Бабушка гордилась мной. Ей в июне 80 лет было... Она мне больше показывала свои вышивки, она такая не очень разговорчивая. Но всё показывала – ткацкий станок, у неё в сарае… Бабушка все хранит в сундуках, такие как в старину… Говорит, что традиция, что надо это всё сохранять, что это ценность, семейное... Она всю жизнь проработала в сельском хозяйстве… Мама уехала в Петрозаводск, училась, работала крановщиком на стройке, сама вышивала… Она всегда говорит,  что давай, Юля, занимайся. Это очень хорошо, всегда ценится ручной труд. <…> Ну, если мы берем композицию, если она нам понравилась, сами переделаем – ну что мы хотим изобразить. Что-то всё равно меняем, чтоб оригинально было... А с бабушкой может у нас вкусы разные, что-то  так скучновато… Ну просто у неё старые вещи, нитки выдернуты, потрепаны, вещи уже в плохом состоянии - лет-то сколько! Я не привыкла брать как образец, как то хочется свое». Для вышитых композиций берутся и опубликованные мотивы, но они изменяются в соответствии с личными представлениями о красоте, эффектности и т.п. Собеседница продемонстрировала почти готовые холщёвые занавески, вышитые двусторонним швом красными нитями: «Это мама моя предложила. Я говорю, мама, давай сделаю полотенце домой – просто повесим в угол. Она дня через два говорит, Юля, давай всю кухню сделаем в карельском стиле! Я сначала думаю, ну сколько работы! Все же выпускной класс. Но потом согласилась... Это занавески, полотенце, потом на тумбочку, ну стол встроенный (салфетка). Ну, всякие заготовки лежат. Потом на чайник... Прихватки. Потом что ещё хотела – на баночки такие заклепки, чтоб вышить и так красиво было – перевязать. И скатерть. Чтоб все холщевое. Начала с занавесок…» При более детальном расспросе об истории семьи, роли старших поколений становится ясно, что зачастую умелыми рукодельницами были бабушки и прабабушки, чьи вышивки бережно хранятся на протяжении многих десятилетий в семье, занимая почетное место среди семейных реликвий. Иногда орнаментальные композиции с таких старых вещей используются в качестве образца. О сувенирной продукции с выставок-продаж отзываются вполне определенно: «Там в основном, не ручная вышивка – машинная. Ручная – это всё-таки ценность, вложена душа, умение, терпение, сделано с любовью. В доме тепло будет исходить, уют».

Пояснения, которые дают вышивальщицы близки к интерпретациям исследователей традиционной культуры, считающих, что  максимальная концентрация растительной и зооморфной символики происходила в период девичьего совершеннолетия. И знаменовала пик молодости, расцвет и плодоношение[5]. Уже к моменту собирания коллекций и изучения вышивки (нач. ХХ в.) носители традиции в большинстве случаев не могли объяснить значения многих старинных узоров, их названия основывались на чисто изобразительном сходстве и поэтому не могли служить основой для выяснения смыслового значения орнаментальных композиций. «Птицы – это всегда радость, веселье, весна, солнце… Ветви – это спокойствие, благополучие. Весна, весной расцветает всё. Как будто бутоны, а здесь уже распустившиеся. .. Птицы скорее лесные» (Рита, 16 лет). «…Птица, конь – символ солнца, а тут ещё ромб. То есть получается такая очень солнечная композиция. Мне хотелось, что бы птица, как символ солнца, чтоб они это солнце несли... Внизу один конь. Конь – тоже символ солнца... Я хотела сделать птиц летящими, чтобы композицию уравновешивать, и просто как свежая идея. А конь, чтобы основание было... Внизу  - дополнительная полоска. Такое тоже часто делают – птицы смотрят на дерево...» (Оксана, 15 лет).

«Карельский стиль» - вышивки двусторонним швом - характерны для всех  групп населения Карелии. Символы, выраженные в орнаменте вышивки  карел, вепсов и русских  не отсылают к четкой этнолокальной дифференциации. Этнолокальные признаки прослеживаются только по второстепенным чертам: стилистике и технике исполнения орнамента[6]. В орнаменте выделяется несколько разновременных пластов, которые  к началу ХХ века существовали синхронно, и символичность орнаментики сохранялась в рамках единой мировоззренческой системы. Между архаичной композицией геометризованных контуров (именно вышивки в такой манере классифицируются как «карельский стиль») и реалистичными образами, сложившимися под влиянием городской культуры, прослеживается смысловая и символическая преемственность на уровне декора.Мотивация для молодых девушек-вышивальщиц студии – это не только демонстрация своих умений, терпения и эстетических предпочтений. Зоо- и орнитоморфные образы орнаментов вышивки (как и изображения более ранних эпох – петроглифов) не случайно активно эксплуатируются в сувенирном бизнесе и являются привлекательными для современных вышивальщиц. Ю. М.  Лотман писал о характерной особенности изобразительного искусства, связанной с иллюзией создания тождества объекта и его образа. В этом процессе имеет место двойная кодировка, когда сначала несловесному тексту приписываются черты словесного, а наследующем этапе, напротив, словесный текст наделяется несловесными (иконическими) признаками[7]. В современных условиях понятие национального подвергается новым перекодировкам[8]. Зачастую сознательно используемые примитивные и древние образы «карельского стиля» играют роль «иконических» символов, связывающих, казалось бы, совершенно отрывочные «риторические» элементы повседневной коммуникации, языковых контактов, наследия предков, что, в свою очередь, имеет основополагающее значение в процессе (вос)создания межпоколенных, межэтнических, родственных, социальных и пр. взаимосвязей.«Иконическая риторика» современных вышивальщиц представляет собой семиотически периферийный потенциал уже/ещё не национального в культуре, свободный как от интернационалистического официоза, так и от этноцентричного карелианизма.



[1] Данное сообщение подготовлено в рамках проекта «New Religious Movements in the Russian North: Competing Uses of Religiosity after Socialism / Recreating Belongingness: Neotraditionalism in the Multireligious Russian North (Boreas-projekt)» на основе полевых наблюдений 2002-2008 годов.

[2] Mary B. Kelly Making and Using Ritual Cloths. Studiobooks Box 23, McLean, NY 13102, Printed in USA by Omega Printid; Folk dress in Europe and Anatolia Beliefs bout Protection and Fertility Edited by Linda Welters. Berg, bOxford, New York, 1999; Lehtinen I. Globalization and Traditional Culture. Everyday Life as Collective Memory // Congressus decimus internationalis Fenno-Ugristarum. Joshkar-Ola, 2005 и др.

[3] Об этом подробнее см.: Сурво В. От «прафинского» орнамента к «постэтничной мультикультурности» (Карелия и российские финно-угры в финляндских исследованиях и музейном деле // Проблемы классификации, типологии и систематизации в этнографической науке: Материалы Пятых Санкт-Петербургских этнографических чтений. СПб.: РГПУ им А.И. Герцена, 2006, с. 179-182; Местные, пришлые и их дары: новое освоение Русского Севера // Сакральная география в славянской и еврейской культурной традиции. М.: Сэфер, Институт славяноведения РАН, Американский Еврейский Объединённый Распределительный Комитет Джойнт, 2008 (в печати).

[4] В анонсе выставки-продажи «Karelian craft» заявлено «появление в Карелии нового представления о том, каким должен быть сегодня настоящий традиционный и вместе с тем современный сувенир или подарок». «Карелия рукотворная» - республиканская выставка работ мастеров декоративно-прикладного искусства Карелии: «Авторские работы - образцы ручного ткачества и традиционной  вышивки могут служить образцами, дать идеи для «колоритного оформление современного загородного дома... Мастера успешно сочетают традиционное исполнение с новейшими технологиями.  Экспозиция актуальна для человека XXI века, который стремится, чтобы в его доме были уникальные вещи. Каждый экспонат приоткроет Вам завесу истории народного ремесла, и в то же время удивит современным исполнением».

[5]  Бернштам Т.А. Прялка в символическом контексте культуры (по русским памятникам в музеях) // Сборник МАЭ, СПб., с.21.

[6] Искусствовед Г. Щедрина отмечала, что наиболее рельефно этнические особенности представлены в стилистике традиционного искусства  и менее отчетливо в концептуально-образных моделях (Щедрина Г. К.Искусство как этнокультурное явление // Искусство в системе культуры. Л., «Искусство», с. 45.

[7] ЛотманЮ.М. Иконическая риторика // Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история. М.: «Языки русской культуры», 1996, с. 74-86.

[8] Ср. с идеей национальных парков, согласно которой информационное пространство делится на национальное и уже/ещё ненациональное.


поиск

2


новости
- 22 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) «Внутренние границы культуры».

- 12 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) ««Центры» и «периферии» фин(лянд)ского семиозиса».

- 6 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) ««Иконические» символы традиций в этнорелигиозных контактах русского и прибалтийско-финского населения Карелии».

- 25 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) «Истоки «племенной идеи» великофинляндского проекта».

- 20 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Карельский стиль».

- 18 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Традиции Карелии в иконической реальности Финляндии».

- 10 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Текстильная тема в обрядовой практике (по материалам Карелии)».

- 15 июля 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Девка прядет, а Бог ей нитку дает».

- 12 июня 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) ««Мать-и-мачеха» женской магии».

- 26 мая 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «О некоторых локальных особенностях вышивки русского населения Олонецкой губернии».

- 19 января 2010 г.
Статья Ю.П. Шабаева «Русский Север: поиск идентичностей и кризис понимания».


фотоархив



Женщина в традиционном костюме. с. Летка. У.Т. Сирелиус. 1907 г.




Интернет портал WWW.KOMI.COM
о проекте персоналии публикации архив опросники ссылки гранты