П О Л Е В Ы Е    Ф И Н Н О - У Г О Р С К И Е    И С С Л Е Д О В А Н И Я  
Создано при поддержке Финно-Угорского Общества Финляндии Сайт размещен
при поддержке компании
ТелеРосс-Коми
о проекте персоналии публикации архив опросники ссылки гранты  
карты

Карта: Республика Коми
Республика Коми



регионы

публикации

Архив :: Полевые отчеты и дневники

В.П. Налимов в Удмуртии: к истории одного незавершенного научного проекта *

Загребин А.Е., Ижевск

История изучения удмуртского народа прошла к началу XXI века немалый путь, в ходе которого были времена блестящих открытий и научного подвижничества, но были периоды безликого тиражирования уже давно известных фактов или, что ещё хуже, научного «самоедства» и погони за конъюнктурой. Тем не менее, ушедшие поколения ученых, их поиски и труды не должны оставаться в забвении, несмотря на то, кажутся они нам актуальными, либо не вписывающимися в контекст сегодняшнего дня. Понимание высокой значимости исследовательского труда и книги сформировало современную этнографию удмуртов, в равной степени основанную на эмпирических данных и на историографических материалах.

Своеобразными индикаторами уровня научной активности в сфере этнической истории и культуры являются научные публикации, подводящие определенный итог уже сделанному и открывающие новую страницу истории[1]. В этом отношении дополнительной информативностью отличаются публикации ранее не известных источников, а так же их  историографический анализ. Совершая экскурсы в историю изучения народа, мы оказываемся, в какой-то мере, способны воспроизвести события и ощутить движение идей, сформировавших корпус удмуртоведения.  

Василий Петрович Налимов (1879 – 1939), выдающийся коми этнограф и один из пионеров научного финно-угроведения, оставил свой, может быть ещё не до конца оцененный, след в истории этнографии удмуртов. Пройдя научную школу под руководством известных ученых-этнографов и фольклористов в Москве, Казани и Хельсинки, он воспринял лучшие традиции теоретической и полевой работы, свойственной европейской этнологии рубежа XIX – XX вв.

К изучению этнической истории и культуры удмуртов В.П. Налимов пришел, по всей видимости, не случайно, учитывая уже опубликованные  удмуртоведческие очерки другого видного коми-ученого К.Ф. Жакова[2]. А также, научное сотрудничество с профессором финно-угорской этнографии Хельсинкского университета У.Т. Сирелиусом, совершившим в 1907 г. первую комплексную экспедицию к пермским народам: коми и удмуртам[3]. В начале 1920-х гг. работая в Москве, В.П. Налимов общался с находящимися на учебе в столице удмуртами, организовавшими по инициативе К. Герда научно-просветительское общество «Бöляк». На заседаниях общества профессор В.П. Налимов выступал с докладами: «Роль малых народов на фоне общечеловеческой культуры», «Материальная культура угро-финских народов» и «Общественная жизнь вотяков»[4]. Возможно, в эти годы у него возникла идея о проведении полевой экспедиции к удмуртам, дополнившей бы его теоретические и историографические познания живой  этнографической реальностью.

В 1926 г. несмотря на материальные трудности, поездка к удмуртам Вотской Автономной Области и Закамья была совершена. Мало того, В.П. Налимов в предельно короткие сроки подготовил к печати книгу «К познанию удмуртов» и даже заключил договор с издательством на её публикацию. Но книге не суждено было выйти в свет – стремительно менялись приоритеты советского государства. Получив на первых порах столь необходимую поддержку, центральное  правительство выстраивало новую парадигму отношений с национальностями и автономными территориями, более известную как «сталинская национальная политика». Усмотрев в рукописи В.П. Налимова недостаточную «материалистическую выдержанность», чиновные критики не просто запретили публикацию, они по большому счету на долгие годы определили дальнейший ход этнографических исследований в крае, уложив их в прокрустово ложе идеологической догмы. В связи с этим, возрастает ценность в публикациях «этнографического архива» В.П. Налимова, представляющего современному читателю «другую этнографию» – живую, наполненную гуманизмом и верой в человека, народ и культуру.

Мы не можем предугадать, как изменится наша жизнь завтра, нередко, на памяти одного поколения людей рушились казавшиеся прежде незыблемыми устои, трансформировались понятия и стили жизни. Но, если обратиться к  анализу истории и культуры народа, зафиксированной в научной и научно-популярной литературе, можно «…выявить основные достижения в этой области для того, чтобы наметить перспективные направления, своеобразные «точки роста», тактические и стратегические задачи её будущего развития».[5]

Летом 1926 года была совершена небольшая экспедиция, занимавшаяся изучением Вотяков. Экспедиция работала в 5 (пяти) основных пунктах: с. Ильинском, Варзи – Ятчи, Шайтаново, Ижевске и за Камой с. Б. Гондырь.

В экспедиции принял активное участие П.С. Жуйков. Им сделаны фотографические снимки, записи вотских молитв и переводы на русский язык.

Живо, горячо на наше исследование реагировало местное научное общество по изучению Вотского края, совместно с которым был разработан план исследования.

Местный Облисполком и Отдел Народного Образования высоко оценивали значение научных изысканий, всеми, зависящими от них, мерами содействовали успеху экспедиции.

Облисполком отпустил нужные средства для экспедиции.

Горячее участие в работе приняли Д.Н. Горохов и Е.И. Иванова. Оказал большую услугу экспедиции и доктор Ф.В. Стрельцов своими советами и отпуском некоторых инструментов.

Проф. В.П. Налимов

* * *

 Частная этнография занимается изучением культуры определенной этнической группы, стремясь найти ей место в человечестве, вернее указать её роль в развитии общечеловеческой культуры. Культура едина, как учит современная этнология и задачей частной этнографии является установление внутренней связи отдельных народов с человечеством, которое есть целое, хотя и сложного образования.  Успехи частной этнографии влекут за собой развитие общей этнологии. После каждого успешного изучения этнической группы и общие вопросы этнологии становятся яснее, картина развития человечества становится грандиознее, культура представляется более многогранной, в общей сложности и разнообразие человечества резче и яснее выступают. Но это, осложняющееся пред нашими глазами, разнообразие культуры не запутывает нас, а позволяет яснее различать и отдельные её элементы, и совокупность всех явлений вместе.

При исследовании Вотяков мы старались держаться определенного принципа. Изучая отдельные элементы культуры, стараться освещать их в свете современной этнологии, делая для полноты и сравнения экскурсии к соседним родственным народам Коми (зырянам и пермякам), иногда даже и более отдаленным. Пользование сравнительным этнографическим методом, хотя далеко не в полной мере, думаем к делу не повредит. Однако мы не занимались извлечением из вотской жизни отдельных элементов культуры для обогащения материала необходимого для этнологии. Мы имеем дело не с архивным материалом, а с живыми людьми, с которыми каждый отдельный элемент культуры органически связан. Пред нами была жизнь Вотяков, которую мы хотели понять и уяснить; так при изучении вотской семьи не ограничивались добыванием материалов, необходимых для истории семьи, например собиранием пережитков, указывающих на матриархат. Пред нами была живая действительность, и мы интересовались со(временным) положением женщин, как и чем, сопровождается переход от матриархата к патриархату. Более интересна сама динамика, изменяющая строй семьи. Изучение факторов, вызывающих движение должно быть основной целью исследования. Не менее интересна и генетика матриархата, над разрешением которого работают так усиленно социологи.

Религия

В реальной жизни Вотяка играла и играет очень крупную роль религия. Религиозные притеснения принимали довольно большие размеры и были далеко не случайны. Мултанский процесс был только одним эпизодом наиболее ярким и сильным, отразившим внимание широких слоев общества. Будничные, серые притеснения, вести о которых не выходили за пределы деревни, волости подтачивали жизнь вотяка, создали у него определенную психологию замкнутого, недоверчивого человека, любящего только свое и своих. Результаты этой тяжелой драмы не всегда учитывались, или мало обращали на себя внимание. Преследования поставили Вотяка в тяжелое изолированное положение со всеми его вредными последствиями. Общий взгляд, что Вотяки, какая то нисшая раса, глубоко проникло в общественное мнение. Нелепые слухи о человеческих жертвоприношениях  вырастают в умах загипнотизированного обывателя в действительность. В этом отношении очень интересна русская благообразная женщина, живущая в вотском селе боле 40 лет (сорока лет); она искренне любит Вотяков, но в тоже время верит в возможность человеческих жертвоприношений. Подобные суеверия разделяют и преподаватели педтехникума, вотяки по национальности, получившие высшее образование. Полковник русской службы вызывал вотяка-солдата пред полком и глумился над ним говоря – «Будешь вперед замаливать людей». Все это сильно отражалось и отражается на чутком ….. Вотяке, знающем себе цену, понимающим миром своей религии. Уделяя большое внимание к изучению Вотской религии и преследуя научную цель, мы хотели, и помочь вотскому народу, содействуя разсеянию тяжелого тумана, опутавшего его кругом, который мешал ему вступать в сотрудничество с другими народами.

Мы подробно не останавливались на  внешней стороне культа. Она подробно изучена прежними исследователями, но старались раскрыть внутреннее содержание религии. Философская, религиозная мысль вотяков, безусловно, заслуживает серьезного внимания. Если бы она была запечатлена, каким нибудь древним мудрецом, то она может, изучалась бы как одна из философских систем. Но философскую мысль мы ещё не привыкли связывать с теперешними крестьянами в лаптях. Это наш недостаток. Философское воззрение вотяков совпадает с мыслями великого педагога Фребеля. Оно также гласит – «Бог отражается в природе». Этого вотского бога мы называем производящей силой. Она дает, по верованиям вотяков, движение воде, светлость, прозрачность, не изсякаемость. Эта сила дат жизнь растениям, животным, человеку. Она по себе едина, но, разветвляясь, каждая ветвь имеет свою индивидуальность. Реки, растения, животные, человек – все являются связанными этой производящей силой. Они суть её частицы, отражающиеся в природе в той или иной форме. Эта сила их об’единяет в единое целое и между ними существует таинственная связь, что поведение одного влияет на другого. Поэтому, все заинтересованы в красоте и чистоте друг друга. Почти весь религиозный культ сводится к стремлению сохранить производящую силу во всей полноте и красоте. Священные рощи, деревья – это заповедники, куда не должна и не может заходить зараза.

(НЕТ СТР. 5 и 6)

Этнографы высказываются за собирание быстро исчезающих материалов, которые могут погибнуть безследно для науки. Ратцель, Шурц и многие другие ясно доказали вред изолированной культуры. И всякое такое стремление не увенчалось бы успехом. Полярная культура довольно типична. Она резче связана с географическими условиями. Но если бы  полярные народы вздумали только  пользоваться предметами, вещами, какие дает тундра, то их жизнь значительно бы осложнилась, ухудшилась; борьба за существование приняла бы более обостренные формы. Возьмем простой пример – Самоеды для изготовления непромокаемой обуви  нуждаются в «смоляной воде» (жидкой смоле). Отсутствие непромокаемой обуви уже осложняет их жизнь. Самоеды чувствуют острую нужду в обмене. Так, этнографы не стоят за изолированную культуру. Они говорят – «Бери, заимствуй чужое, но сохраняй и свое». Жизнь самоедов была бы невозможна без полярной культуры. Они одними заимствованиями существовать не могли бы. Зыряне, проникшие позже в тундру целиком вынуждены были заимствовать полярную культуру самоединов. Этнографии часто приходилось констатировать заимствования с потерей своей целесообразной культуры, после чего жизнь такого народа ухудшалась. Этнография оценивает с точки зрения целесообразности национальную и заимствованную культуру. В этом отношении она приходит на помощь малым народам. Замкнутая, изолированная культура Вотяков, безусловно, имеет свои отрицательные стороны; достаточно указать, что ей Вотяки обязаны ….кой отсталостью. Но и русские много потеряли от пренебрежительного отношения к Вотякам.

Высказанные нами положения могут быть обоснованы научными данными. Современная наука говорит, что животные на внешне раздражение природы отвечают изменением своей организации. Человек же отвечает изменением своей культуры. Эволюция человека в пределах своего рода отличатся от эволюции животных. Это имеет свои положительные стороны. Индивидуум животного является продуктом эволюции своих прямых предков, носителем их наследственных черт. Человек же может пользоваться и теми элементами культуры, в творчестве которых его предки непосредственно не принимали участия. Человек может сосредоточивать все элементы культуры человечества  и из них выбирать наиболее целесообразные, отвечающие его интересам. Рассматривая культуру как часть человеческого организма, мы можем сказать, что человеческий индивидуум унаследовал свой организм не только от своих предков, но и от всего человечества, как результат его труда. Он же может передать свои качества по наследству не только по прямой линии своим потомкам, но через культуру и всему человечеству. Прекрасные художники Мадлэнской эпохи умерли 16 – 18 тысяч тому назад. Никто точно не может указать прямых их потомков. Но их художественные вещи волнуют наше сердце и продолжают жить среди нас.

Полная лиризма «Калевала», перл художественного творчества, сделалась достоянием всего человечества. С ростом культуры ценность и ….. Калевалы увеличиваются. Позволяет надеяться, что когда нибудь по достоинству оценят философско-религиозную социальную систему финнов пермской ветви. Этнография содействует самопознанию человека, правильной оценке своей культуры, которая движется, отвечая ежедневным потребностям человека. Иногда надо задуматься и оценить происходящее с точки зрения более общих интересов; в частности этнография помогает педагогу. Ребенок является не только продуктом унаследованных расовых признаков, но и среды. Наше внимание сосредоточено на социально-философо-религиозных элементах культуры. Но мы не хотим этим умалить значение т.н. материальной культуры и экономических явлений. В будущем, возможно, удастся разработать и эти вопросы. Мы не собирались делать монографию. Наша экспедиция добыла новые данные, позволившие многое осветить с иной точки зрения. Мы решили поделиться добытыми сведениями. Наша книга состоит из следующих глав.

Характеристика Вотяков.

Взаимовлияния русских с вотяками.

Типы Вотяков.

Вотское национальное духовенство.

Туно.

Вотская интеллигенция.

Положение женщины.

Семья.

Терминология родства (Вопрос исторического развития семьи на …..

Характеристика духовных черт Вотяка по литературным данным.

Религия в связи с характеристикой Вотяков:

Вотяк в своих молитвах

Вотяк в культе предков.

Религия и философская мысль Удмуртов.

Религиозно-Социальная система:

Культ луда, воды, растений

Инву-мудора, Воршуды.

«Тотемизм» - сущность социальной религиозной системы Вотяков.

Нюлэс мурт. (божество лесных мест)

Инмар.

Му Кылчин.

Молитвы.

Культ труда и социальной справедливости.

Заключение.

Все эти главы об’единены определенной нитью, преследующей известную цель их многозначия. На развитие характера Вотяков влияли социальные, политические факторы. Почему мы за названной главой ставим «Взаимоотношения Вотяков с русскими». Положение Вотской женщины пронизывает общественную, семейную и религиозную жизни Вотяка, она тесно связывается с хозяйством, экономикой и мы этому вопросу уделили достаточное внимание и поместили его в центре книги.

Изучение духовных черт Вотяка не мыслили без знания религиозной философской мысли Вотяка. И после критического разбора мы освещаем религиозную жизнь Вотяка, изучаем его философию, которая есть продукт культуры целого ряда поколений Вотяков. В центре Вотской жизни лежит культ труда и социальной солидарности. Эти мало изученные явления становятся жизненной необходимостью для Вотяка, при сложившихся для него обстоятельствах. Мы заканчиваем этой главой свою книгу. Мы не выдвигаем новых острых проблем. Но они естественно вытекают из нашей книги. В дальнейшем необходимо изучить антропологический состав населения, природные условия края и его экономику, продолжить изучение культуры. И рассмотреть жизнь во всей её полноте. Но невольно хочется высказаться теперь о жизненных ресурсах Вотяков. В южных частях земли достаточно, и она не плохая, даже при современном удобрении с десятины получают около ста пудов урожая.

Население трудолюбиво. Но есть техническая отсталость, легко устранимая теперь. И Вотяк вступил в новую жизнь не трусливым зайцем, не волком борющимся насмерть, а тем, кем есть дома, т.е. трудолюбивым человеком, умеющим сообща жить и работать. Технические навыки, знания он приобретет. На это у него есть достаточно много природных дарований. В настоящее время остается невыясненным, имеются ли благоприятные условия для развития промышленности.



* Выражаю искреннюю благодарность н.с. КНЦ УрО РАН В.Э. Шарапову за возможность ознакомиться с рукописью В.П. Налимова и редколлегии сборника за предложение участвовать в авторском коллективе.

[1] Указатель литературы о вотяках на  вотском языке. Наиболее важные статистические сведения об инородцах Восточной России и Западной Сибири. – Казань, 1912.; Ильин Я. Рой книг.  Собрание книг и статей об удмуртах областных и внеобластных с 1762 г.  до половины 1928 г. – Ижевск, 1929.; Об исследованиях культуры удмуртского народа //Сб. статей УдНИИ. – Ижевск, 1970.; Über die Forschungen der udmurtischen Kultur. – Izhewsk, 1970.; Wladykin W.J. Die frühen Perioden der Ethno-geschichte der Udmurten (Wotjaken) //Acta Ethnographica. Vol. 21.  3-4. – Budapest, 1972.;Владыкин В.Е., Христолюбова Л.С. История этнографии удмуртов. Краткий историографический очерк с библиографией. – Ижевск, 1984.; Христолюбова Л.С. Историографический обзор //Удмурты: историко-этнографические очерки. – Ижевск, 1993. С.5 – 19.; Загребин А.Е. Финны об удмуртах: Финские исследователи этнографии удмуртов XIX – первой половины XX в. – Ижевск, 1999.

[2] Жаков К.Ф. Вотяки. Этнографический очерк //Научное обозрение, 1902. № 11.; Жаков К.Ф. Некоторые черты из истории и психологической жизни вотяков //Живая старина, 1903. № 1 – 2.

[3] Шарапов В.Э. «Пермская» экспедиция У.Т. Сирелиуса //Арт («Лад»), 1998. № 1. С. 114 – 117.

[4] Куликов К.И. Дело «СОФИН». – Ижевск, 1997. С. 260.

[5] Владыкин В.Е., Христолюбова Л.С. История этнографии удмуртов. Краткий историографический очерк с библиографией.  – Ижевск, 1984. С. 4.


поиск

2


новости
- 22 сентября 2011 г.<