П О Л Е В Ы Е    Ф И Н Н О - У Г О Р С К И Е    И С С Л Е Д О В А Н И Я  
Создано при поддержке Финно-Угорского Общества Финляндии Сайт размещен
при поддержке компании
ТелеРосс-Коми
о проекте персоналии публикации архив опросники ссылки гранты  
карты

Карта: Республика Коми
Республика Коми



регионы

публикации

Публикации :: История полевых исследований

Полевые исследования М.А. Браун традиционной культуры народов коми.

Е.В. Колчина

В собрании Российского Этнографического Музея (бывший ГМЭ народов СССР) коллекции по этнографии народов коми являются одними из наиболее полных и разноплановых. Всего насчитывается более 70 коллекций (около 3,5тыс. предметов), которые охватывают период с середины XX в. до наших дней. В этом заслуга многих собирателей. Однако наибольшие по количеству экспонатов привозы были сделаны с 1959 по 1968 гг. За этот период времени собрание по этнографии коми-зырян, коми-ижемцев и коми-пермяков пополнилось на 977 экспонатов (14 коллекций). Столь значительное пополнение фондов произошло благодаря экспедиционным сборам сотрудника музея М.А. Браун.

Марина Александровна начала свою работу в музее в качестве научного сотрудника и хранителя фондов Поволжья и Приуралья 28 декабря 1948 г. и работала в этой должности вплоть до выхода на пенсию в феврале 1975 г. Некоторые факты жизни и профессиональной деятельности Марины Александровны удалось восстановить благодаря автобиографии, хранящейся в архиве РЭМ[1]. М.А. Браун (в девичестве Федорова ) родилась 2 августа 1909 г. в д. Березовка Мгинского р-на Ленинградской области. Отец Марины Александровны, Александр Васильевич Федоров, происходил из семьи крестьян. В течение тридцати лет он был мастером лесозаготовок и лесосплава во Мгинском леспромхозе. Ее мать, Параскева Ивановна, почти всю жизнь проработала уборщицей в Березовской школе-четырехлетке, в которой училась и Марина. Детство и юность ее прошли в д. Березовка, где она жила вместе с родителями, сестрой и братом. В 1928 г. Марина Александровна уехала в Ленинград. С 1928 по 1930 гг. она училась в Государственной школе кройки и шитья, после окончания которой трудилась портнихой в артели. Возможно, этим фактом биографии объясняется последующий интерес М.А. Браун к изучению народного костюма. Вскоре Марина Александровна вышла замуж за Брауна Александра Федоровича (рассталась с ним летом 1941 года). После рождения в 1932 году сына Вячеслава она оставила работу в артели и поступила учиться на рабфак Ленинградского Государственного университета. Окончив его в 1938 г., Марина Александровна поступила на филологический факультет ЛГУ, где обучалась на кафедре этнографии.

23 июня 1941 г. она сдала последний экзамен за третий курс. Война прервала учебу вплоть до сентября 1945 г. Фактически с начала Великой Отечественной войны - 1 сентября 1941г., Марина Александровна оказалась на оккупированной территории в родной деревне Березовка. Сюда в августе она привезла сына к своим родителям, собираясь вернуться в Ленинград, но уже 30 августа дороги к городу были закрыты. Всей семье пришлось познать ужас жизни в условиях оккупации. Родители Марины Александровны были казнены фашистами у станции Любань, а она сама с 1942 по 1945 гг. находилась в фашистском лагере на территории Польши. Позднее Марина Александровна напишет: "Об этом ужасном периоде я в свое время уже подробно писала и рассказывала. Проходила неоднократную проверку в соответствующих органах. Повторяться не буду... Находясь в плену, старалась приносить посильную пользу своему народу и своей Родине".

В июне 1945 г., после освобождения узников концлагеря войсками Второго Белорусского фронта, Марина Александровна вернулась на Родину, а в сентябре 1945 г. продолжила учебу в ЛГУ. Окончив университет в 1948 г., она поступила на работу в ГМЭ.

По воспоминаниям коллег, Марина Александровна была уникальным хранителем, способным держать в памяти места хранения практически всех экспонатов достаточно объемных (более 15 тысяч экспонатов) фондов Поволжья и Приуралья, Прирожденные способности и энтузиазм истинного полевого собирателя позволяли ей собирать и доставлять в музей огромные вещевые коллекции, насчитывающие иной раз более 200 экспонатов, включая крупногабаритные предметы, такие как нарты, орудия сельского хозяйства и др. Это вызывает особое уважение, если учитывать бездорожье, удаленность от районных центров, суровые природные условия на данных территориях. Поездкам предшествовала серьёзная подготовительная работа, включавшая в себя тщательную разработку маршрутов движения, выверенный план комплектования коллекций, предварительную работу с местными кадрами, сотрудниками музеев, учителями.

Нельзя обойти вниманием тот факт, что большую помощь в собирательской работе М. А. Браун оказывал её второй муж и соратник по полевой практике Евгений Александрович Терехин, за которого она вышла замуж в 1946 г. Он был учителем физкультуры, преподавал в школе и многие годы верно и преданно сопровождал ее в многочисленных и весьма трудных экспедициях. Но не только: великолепные фотографии, отснятые в полевых условиях, - это и его заслуга.

За годы экспедиционной работы Марина Александровна побывала в десяти районах Республики Коми, четырех районах Коми-пермяцкого национального округа и в Афанасьевском районе Кировской области у зюздинских коми-пермяков. За это время она посетила почти полсотни населенных пунктов. Вещевые коллекции, собранные ею, насчитывают около тысячи экспонатов, фотоколлекции - более 700 отпечатков и негативов. Кроме того, Мариной Александровной был собран великолепный фактологический материал по разным этнографическим темам. Эти сведения зафиксированы в полевых отчетах, хранящихся в архиве музея.

Толчок целенаправленному и планомерному экспедиционному обследованию районов проживания народов коми дало Всесоюзное этнографическое совещание 1956 г., на котором вновь был поставлен вопрос о необходимости систематического изучения всей территории Советского Союза2. Наряду с другими этнографическими учреждениями в осуществление этой задачи включился и Государственный музей этнографии. Семилетним планом работы музея были предусмотрены экспедиции в первую очередь в те районы, которые не были исследованы этнографами ранее, в связи с чем в музейном собрании отсутствовали полноценные коллекции, иллюстрирующие культуру этих регионов, соответственно тех или иных народов и локальных групп. Существенные пробелы отмечались и в коллекциях по этнографии народов коми3. В 1958 г. в плане отдела Поволжья и Приуралья, которым с 1944 года руководила замечательный этнограф, опытнейший "полевик" Т.А. Крюкова4, появляется пункт о необходимости полевого обследования всех районов расселения коми (зыряне, ижемцы, пермяки). Изучение маршрутов движения собирателей и состава имевшихся коллекций показало, что вся предыдущая исследовательская работа проводилась, в основном, в прибрежных селениях Средней Вычегды, в то время, как территории по верхнему и нижнему течению Вычегды, издавно заселенные коми, как и по притокам Выми и Сысолы, рекам Мезени и Вашке, Печоре и Ижме, Лузе, Летке и в других местах оказались вне исследовательского интереса. Отметим, что малочисленность музейных коллекций по традиционной культуре этих районов особенно сказалась во время строительства экспозиции "Народы коми"5. Означенные территориальные лакуны связаны, с одной стороны, с их удаленностью и труднодоступностью, а с другой, с отсутствием интереса к широкомасштабной собирательской работе ввиду существующего у некоторых специалистов мнения о том, что народы коми утратили свою самобытность в силу многовековых связей с русскими. Однако собранные М.А. Браун в ходе трех первых экспедиций (1959-61 гг.) материалы свидетельствовали об обратном - о сохранении характерных и специфических черт культуры и быта народа. Следует заметить, что особенностью комплектования музейных коллекций в течение почти сорока лет - с 1930-х по 1970-е гг. была жесткая её привязка к экспозиционной деятельности. Это положение нашло свое отражение в ряде постановлений правительства. Одним из главных направлений в экспозиционной и научно-исследовательской деятельности музеев стало "документирование современности, понимаемой как сиюминутная действительность", поэтому собирателей ориентировали на "сбор экспонатов, характеризовавших урбанизированные формы современной культуры"6. Однако если проанализировать коллекции, собранные М.А. Браун во время экспедиций, можно отметить, что ее трактовка генерального направления отличалась большой деликатностью. Наряду с материалами, характеризующие социалистическую культуру и быт (например, современный костюм, сувенирная продукция и др. ), М.А. Браун разыскивала и доставляла в музей уникальные и типичные памятники ХIХ - нач. ХХ вв., отражающие традиционную культуру народов коми.

В первую свою экспедицию в августе 1959 г. М.А. Браун отправилась вместе с Т.А. Крюковой и сотрудником Коми Краеведческого музея Е.С. Кузнецовой. Поездка сроком 24 дня носила в основном рекогносцировочный характер, т.к. этому предшествовал 25-летний перерыв в полевой практике музея среди коми населения. Известно, что в 1934-35 гг. Т.А. Крюкова проводила экспедиционную работу в Сторожевском и Усть- Куломском районах Коми автономной области район. В результате музейное собрание пополнилось двумя большими и разнообразными по составу коллекциями (РЭМ, кол. № 5670, пр.120, кол. № 577, пр. 78), содержащими экспонаты по таким темам как: "Одежда", "Предметы домашнего обихода", "Орудия животноводства" и др. В экспедиции 1959 г. собирательская работа проводилась в Ижемском, Усть-Цилемском, Сыктывдвинском районах7.

Значительный вещевой, иллюстративный и фактический материал был собран в Ижемском районе (села Ижма, Бакур, Сизябск). Особый интерес представляет комплекс свадебной одежды ижемцев ХIХ - нач. ХХ вв., для которого характерна неоднократная смена костюмов во время свадебного ритуала (РЭМ, кол. № 7191, № 7192). Всего было собрано 58 предметов, иллюстрирующих современный и традиционный быт оленеводов.

В феврале 1960 г. Марина Александровна снова отправилась в село Ижма. Основной задачей этой экспедиции (сроком в 18 дней) являлось приобретение определенных этнографических предметов, характеризующих бытовую культуру коми-оленеводов во время кочеваний. Поездка была приурочена к традиционному празднику оленеводов, который проходил 12-14 февраля в с. Ижма8.

В маршрут третьей экспедиции (сроком в 28 дней), предпринятой в сентябре 1960 г. были включены бездорожный Удорский и малодоступный Троицко-Печорский районы. Эта экспедиция, как и предыдущие имела заранее составленный план собирательской работы со списком определенных этнографических предметов, необходимых как для строительства экспозиции "Народы коми", так и для пополнения музейных коллекций. В этой поездке вместе с Мариной Александровной участвовал сотрудник местного (? - Е.К.) музея А.М. Рубцов.

Четвертая экспедиция состоялась в августе-сентябре 1961 г. В течение 23 дней полевая работа была осуществлена в Железнодорожном и Летском районах9.

В совокупности, с 1959 по 1961 гг. экспедиции музея были организованы в семи районов (24 населенных пунктах) Республики Коми: Ижемский р-н: с. Ижма, с. Сизябск, с. Бакур, с. Мохча; Усть-Цилемский р-н: с.Усть-Цильма; Сыктывдвинский р-н, Ибский сельский совет: с. Серд,с. Шоргел, с. Погост, с. Степаново, с. Подгорье, с. Кочпан; Удорский р-н: с. Кослан, с. Селиб, с. Чернутьево; Троицко-Печорский р-н: с. Троицко-Печорск, с. Заречье, с. Парма, с. Абар; Железнодорожный р-н: с. Серегово, с. Ляли; Летский р-н: с. Летка, с. Погост, с. Печище, с. Выставка, с. Черемуховка.

Результатом тяжелой и напряженной работы было приобретение более 800 этнографических предметов, характеризующих быт народов коми-зырян и коми-ижемцев на протяжении ХIХ-ХХ вв., из них около 150 экспонатов - для Коми Краеведческого музея. Кроме того, был собран интересный иллюстративный и фактический материал, дополняющий и раскрывающий отдельные этнографические темы. Проведена работа по изучению основных типов жилища коми ХIХ- 1-ой пол. ХХ вв. Сбор вещевого материала осуществлялся по следующим разделам будущей экспозиции: "Земледелие"; "Охота"; "Рыболовство"; "Оленеводство"; "Домашние промыслы" (мужские): изготовление гребней, веретен и др.; "Отхожие промыслы" (мужские): брусяно-точильный, лесозаготовительный и др.; "Домашние женские занятия: прядение и ткачество, изготовление поясов, вязание из шерсти и др.".; "Одежда, головные уборы, обувь"; "Предметы убранства жилища и домашняя утварь"; "Предметы воспитания детей"; "Предметы / Образцы народного изобразительного искусства" и др.

Следует заметить, что в условиях нехватки вещевого материала для создания выставок и экспозиций, каждый приобретенный предмет имел исключительное значение. Вместе с тем выделялись наиболее интересные экспонаты по каждому разделу. В их числе деревянные сохи пу гор конца ХIХ - ХХ вв., борона пу гас столетней давности, другие орудия обработки земли, обмолота, очистки зерна и др. Особый интерес среди этих предметов представляют вилы для "нарывания" навоза - лебен, имеющее вид деревянной лопаты с заостренным концом. "Очевидно, - отмечает в своем отчете М.А. Браун, - это орудие широко употреблялось на грани ХVIII-ХIХ вв., позднее на смену ему пришли двурогие железные вилы на деревянной рукоятке, имеющее тоже название лебен. В начале ХХ в. появились металлические трех- и четырехрогие вилы, которые применяются до настоящего времени"10.

Важным приобретением для музейного собрания явились пережившие три поколения охотничьи сани - норт, в которые охотник впрягался сам, уходя на осенне-зимний промысел; предметы промыслового снаряжения: особые накидки лузаны, обувь охотника ныра ком, приспособленная для ходьбы на лыжах и др.

Весьма ценными экспонатами стали полная упряжь для трех оленей, женские нарты, люлька потан с постелью из мха и оленьего меха, детская малица, датируемая сер. ХIХ в. и другие предметы, связанные с воспитанием детей; зимняя одежда оленеводов, различные предметы быта оленеводов: деревянная посуда ташти, меховые мешки падко, сумки тучу, лубяные короба куд. В ходе экспедиции был изучен процесс изготовления одежды из шкур оленя, производилась фото- и киносъемка (РЭМ, кол. № Ф374/9136). Исключительный интерес представляет единственный в собрании музея станок для изготовления гребней из костей животных, чаще из оленьего рога сынан кырлавны ставина, датируемый нач. ХIХ в. Особого внимания заслуживают составленные Мариной Александровной научные описания привозимых коллекций. В качестве примера, позволяющего оценить источниковедческий опыт исследователя, можно привести описание уже названного выше приспособления для изготовления костяных гребней: "7307-135/а,б. Сынан кырлавны ставина -  станок для изготовления гребней из кости животного (см. кол. № 1001-75), сделан из цельного куска дерева; верхняя вертикальная часть из ствола, нижняя горизонтальная - из корня. Имеет форму небольшой прялки, к верхней внутренней части которой прикреплена при помощи двух металлических пластинок и свободно вращающихся болтов деревянная небольшая (дл. 20 см, шир. 0,5 см) накладка лопатовидной формы. В щель между станком и накладкой вставлялась костяная пластинка, которая зажималась клином сильно заостренным с одного конца. При помощи специальной пилки (см. кол. 4466-19) на костяной пластинке нарезались зубья гребня. Датируется: первая четв. ХIХ в. Коми АССР, Удорский р-н, с.Кослан. Коми /зыряне/"11.

Необходимо пояснить, что упомянутые в тексте описания экспонаты представляют собой гребешок из оленьего рога - коллекция № 1001-75 (коллекция С.И. Сергеля 1906 г.) и пилки для изготовления роговых расчесок - коллекция № 4466-19 (коллекция Л.Л. Капицы 1926 г.). Таким образом, Марина Александровна формирует предметный комплекс в рамках определенной темы. Данный подход имеет большое значение для научно-исследовательской, методической, выставочной работы новых поколений специалистов.

Для раздела будущей экспозиции "Прядение и ткачество" приобретались орудия обработки льна, различные прялки и веретена, приспособления для наматывания ниток, ткацкий стан с натянутой основой и небольшим фрагментом ткани полотняного переплетения. Была собрана коллекция образцов домотканины (РЭМ, кол. №7367-67-79). В ходе экспедиционных исследований подробно изучался и фиксировался процесс обработки волокон конопли, льна и шерсти, а также процесс тканья на горизонтальном ткацком стане.

Наиболее существенно пополнились музейные собрания по традиционному костюму. Для ГМЭ было приобретено более 130 предметов различной одежды, характерной для коми в ХIХ - 1-ой пол. ХХ вв. Всего было собрано 62 комплекта костюмов (47 для ГМЭ, 15 для Коми Краеведческого музея). Безусловно ценным приобретением для Музея Этнографии являлся полный комплект женской старинной праздничной и свадебной одежды (РЭМ, кол. № 7191/7-11, № 7192/1-9). Особенно интересна одежда ижемской невесты, включающая костюм просватанной девушки; костюм невесты, который надевали в бане накануне переезда в дом жених; одежда молодой - ичмонь, в которую ее одевали перед венцом; костюм, надеваемый на третий день свадьбы.

Марина Александровна отметила в своем отчете, что "большой научный интерес представляла приобретенная для Коми Краеведческого музея женская верхняя праздничная одежда нач. ХХ в. кузьпась, в покрое которой сохраняются архаичные черты русской одежды ХVI века12".

В числе наиболее ценных экспонатов следует назвать, приобретенную у коми на Верхней Печоре меховую одежду парка в виде длинной рубахи, надеваемой через голову. Она относится, по мнению М.А. Браун, к концу ХVIII века.

В 1961 г. была предпринята рекогносцировочная поездка в Коми-пермяцкий национальный округ. Тогда Марина Александровна посетила Кочевский район. Несмотря на то, что поездка была непродолжительной по времени (10 дней), результатом ее стало приобретение около 100 экспонатов по темам ткачество, одежда, мебель, утварь, промыслы кон. ХIХ - сер. ХХ вв. (РЭМ, кол. № 7367).

В июле-августе 1965 г. старший научный сотрудник М.А. Браун вновь участвует в двух экспедициях в Коми АССР и Коми-пермяцкий национальный округ. Их целью было продолжение экспедиционно-собирательской работы у коми-зырян и коми-пермяков. В Коми АССР работа проводилась в Прилузском (села Объячево, Загорье, Черныш, Ношуль) и Сыктывдвинском (села Нювчим, Пажга, Лозым) районах. В поездке продолжительностью 25 дней Марину Александровну сопровождал директор Коми Краеведческого музея Н.С. Игнатов.

В Коми-пермяцком национальном округе экспедиция, в которой Марина Александровна работала одна, проходила в Косинском ( села Коса и Селище) и Юсьвинском ( село Юсьва и дер. Савино) районах и продолжалась она 20 дней. В своем отчете М.А. Браун указывает, что в этом районе за последние 50 лет экспедиций ГМЭ не проводилось, не считая рекогносцировочного выезда 1961 г. Вторая короткая -двухнедельная поездка состоялась летом 1965 г. Однако за время этих поездок Марине Александровне удалось побывать в находящихся на незначительном расстоянии друг от друга Кочевском, Косинском, Юсьвинском, Кудымкарском районах и приобрести 272 предмета (РЭМ, кол. № 7367, 92 №№, пр. 103; кол. № 7579, 73№№, пр. 75; кол. № 7701, 75№№, пр. 94).

Основная задача этих поездок состояла в сборе материалов для строящихся экспозиций "Современное жилище и современная одежда народов СССР" и "Современное искусство народов СССР", посвященных 50-летию образования СССР. Кроме того, шел сбор материала для пополнения коллекций музея и строительства экспозиции "Народы коми. ХIХ-ХХ вв.".

В ходе экспедиций было собрано более 270 предметов для ГМЭ (РЭМ, кол. № 7578, № 7579) и более 100 для Коми Краеведческого музея, сделано более 300 фотоснимков (РЭМ, кол. № Ф527/9289; № Ф521/9283). (См. статью А.А. Чувьюрова в настоящем сборнике.)

Марина Александровна отмечает в своем отчете, что "по республике Коми идет новое строительство, однако традиционная "помочь" широко используется"13. Исследователем были зафиксированы традиционные инструменты и приемы рубки домов, но с некоторыми нововведениями в технике строительства, сроках и способах организации труда. Была также собрана коллекция по современному убранству жилища: занавески, полотенца, скатерти, постельное белье, коврики и др.

М.А. Браун продолжала изучение женской одежды, начатое в 1961 г. В бассейне р. Летки было приобретено 6 женских костюмов, бытовавших в ХХ веке (РЭМ, кол. № 7578). В результате экспедиционных изысканий в фонды музея попал уникальный летский костюм, о котором нет сведений в научной литературе и аналоги его не встречаются в коллекциях других музеев. В состав его входила вышитая туникообразная рубаха, аналогичная рубахам мари, мордвы, удмуртов, головной убор, имевший типологическое сходство с марийской сорокой (РЭМ, кол. № 7578, № 7366). Подобный головной убор, отмечает Марина Александровна, бытовал на территории Сысольского района Коми АССР, но имел другое название - юр кoртoд, сближавшее его с удмуртским йыр керттэт. Была приобретена старинная верхняя одежда верхничина (РЭМ, кол. №7578-50), шабур (РЭМ, кол. №7579-22,23). М.А. Браун исследовала процесс изменения традиционного женского костюма у зырян и пермяков, фиксировала современную одежду селян и горожан. В ходе командировок шел сбор экспонатов и информации по теме "Народное искусство". Однако в своем отчете Марина Александровна отмечает, что традиционные для коми вещи, выполненные в технике узорного вязания (варежки, чулки, вязаные пояса) приобрести довольно сложно, поскольку их практически не изготавливают14. В том же 1965 г. М.А. Браун побывала в г. Кудымкар на праздновании 40-летия округа. В результате данной поездки фототека ГМЭ пополнилась видами уральской зимы, праздника, участников самодеятельности и др. Всего было сделано 60 снимков (РЭМ, кол.№ Ф521/9283). (См. статью А.А.Чувьюрова в настоящем сборнике.)

В этой двухнедельной поездке вместе с Браун принимали участие жители г. Кудымкар: преподаватель Д.Ф. Петров и библиотекарь Т.И. Коренина. Марина Александровна указывает в своем отчете, что в этом районе за последние 50 лет экспедиций ГМЭ не проводилось, не считая рекогносцировочного выезда 1961г. и поездки, состоявшейся летом 1965 г. сроком две недели. Главная задача командировки состояла в сборе современного вещевого и иллюстративного материала для завершения строительства выставки "Народы коми в ХIХ и ХХ вв. по коллекциям ГМЭ". Перед собирателями была поставлена задача "найти и доставить в музей определенные предметы современной одежды и обуви, бытующие одновременно у разных народов СССР, отражающие черты общности и взаимовлияния"15. Кроме этого, в задачи экспедиции входило пополнение музейных коллекций традиционными вещами, проведение исследовательской работы по изучению костюма и истории его развития, строительству, архитектуре и внутреннему убранству традиционного жилища. В ходе командировки была приобретена коллекция одежды, в частности костюмные комплексы, отсутствовавшие ранее в собрании ГМЭ (РЭМ, кол. № 7701-1,5,6-9): приспособление для плетения "круглых" поясов с начатым образцом (РЭМ, кол. № 7701-72а,б), сарафаны и образцы набойки (РЭМ, кол. № 7701-16-41), предметы убранства жилища (РЭМ, кол. № 7701-15,44,50), плетеная из лозы утварь (РЭМ, кол. № 7701-61-67). Во время поездки проводилась фотосъемка, позволившая пополнить фотоколлекции ГМЭ (РЭМ, кол. № Ф617/9379) видами жилищ, одежды, предметов искусства, транспортных средств и др.

Ряд экспедиций и командировок, проходивших в 1959-67 гг., позволили собрать большой вещевой, иллюстративный и фактологический материал по этнографии изучаемых народов.

На основе приобретенных коллекций М.А. Браун была построена  за эти годы выставка: "Народы коми ХIХ-ХХ вв.", проведены исследования по темам "Жилище коми-зырян ХIХ-ХХ вв.", "Черты общности в одежде коми, русских и карел", "Изобразительное искусство народов коми", подготовлено и прочитано 10 научных докладов.

Следующая экспедиция, предпринятая в июле-августе 1967 г., продолжила плановое этнографическое изучение коми-зырян. Маршрут был намечен по Верхней Вычегде. Исследования велись в старинном не обследованном ранее селе Керчёмье, в селе Усть-Кулом и городе Сыктывкаре. От Коми Краеведческого музея в экспедиции участвовала научный сотрудник Г.П. Лисова. Основными задачами экспедиции были:

1) сбор вещевого этнографического материала, характерного для коми-зырян в целом и для Керчёмья в частности;

2) изучение народной одежды коми ХIХ-ХХ вв.;

3) изучение традиционного жилища: планировка, строительный материал, техника строительства, внутреннее убранство;

4) народное изобразительное искусство коми-зырян.

В ходе командировки была оказана методическая помощь сотрудникам Коми Краеведческого музея, в частности в составлении научных описаний, датировке и классификации коллекций, даны консультации по учетно-хранительской работе.

М.А. Браун записала различные варианты предания о возникновении села Керчёмье. Эти тексты отражены в полевом отчете. Некоторые из них приведены ниже. "Лет 300 назад пришли на это место 16 человек - охотники и рыболовы. Поставили чом о трех стенах и стали промышлять. Места эти очень богатые оказались. К концу отхожей поры решили промысловики в этих местах остаться. Забрали жен и детей, построили 16 домов, каждый свою керку, отсюда и название: кер- бревно, чом- жилье, Керчёмье - бревенчатое жилье. Вариант: Охотники и рыболовы бежали от голода на плотах и решили остановиться на левом берегу Верхней Вычегды, построили чом. Отсюда и название. Вариант: Ушел народ от попов, от новой церкви, чтобы жить по-старому, т.к. у них моления свои были и жили они ближе к Усть-Сысольску. Поселились здесь люди, построили маленькие избушки без окон - чомы. Информанты указывают на то, что и сейчас село состоит из 15 сиктов :

1. Квитыдпом.

2. Волоксайтсикт.

3. Ересикт.

4. Якуньсикт.

5. Яксит.

6. Рогсикт.

7. Катшасикт.

8. Ваньнасикт.

9. Енесикт.

10. Олешсикт.

11. Парсикт.

12. Вичкосикт.

13. Соченсикт.

14. Типинсикт.

15. Катыдпом"16.

Во время экспедиции была приобретена коллекция орудий сельского хозяйства: деревянные вилы, грабли и др. (РЭМ, кол. № 7766). Марина Александровна отмечает в экспедиционном отчете, что "из-за сложностей транспортировки брали только мелкие вещи, однако эта коллекция достаточно интересна, т.к. ранее этот район представлен не был, а собранные материалы позволили выделить локальные особенности культуры и быта (в частности роспись по дереву), традиционные для коми черты и раскрыть характер взаимосвязей с русским населением"17.

Данная поездка способствовала пополнению материалов по теме "Традиционное жилище" и явилась продолжением начатых ранее исследований. Полученные сведения позволяли проследить этапы совершенствования жилищных условий от сер. ХIХ в. до 1967 г. Было отмечено, что "в этом районе применяются старинные технические приемы строительства и сохраняется традиционная планировка, которая в других местах утрачена или встречается в единичных случаях". Марине Александровне удалось зафиксировать процесс строительства нового дома от рубки бревен и первого венца до "заколачивания последнего гвоздя в матицу"18. В ходе строительных работ применялся процесс организации помочи, в которой участвовало 50 человек. Подобный обычай был зафиксирован Мариной Александровной в двух других районах, в частности она приводит описание помочи в селе Черныш Прилузского района.

В ходе этой поездки была продолжена работа по сбору информации о традиционной одежде, местной терминологии предметов одежды, способах надевания и ношения костюма, характеристике кроя и материала, приметах, связанных с изготовлением материала и шитьем одежды. Например, сообщает Марина Александровна, старики считали, что "лен сеять надо в тихое солнечное утро сразу же, как роса сойдет. Сначала сеятелю надо идти навстречу солнцу, а потом можно и спиной к нему. Семя следует брать тремя пальцами, как крестишься. Если делать все так, без рубахи не останешься ". По мнению старух, "в лукошко на семя надо положить сырое яйцо, чтобы сеятель его выпил. От этого ему будет радостнее работать и лен высокий вырастет". "При первом громе надо через голову перекувырнуться, лен длинный и чистый вырастет, от ветра и дождя не сляжет, а когда его полоть и таскать будешь,- спина не заболит" // " Чтобы лен легко и быстро чистился, пусть первое волокно мнет, треплет и чешет вдова и лучше та, у которой мужа громом убило" // " Чтобы лен вырос чистый, и холсты были белые, надо в Великий Четверг верхом на метле, а лучше на помеле три раза вокруг дома объехать" // "Чтобы нитки основы легко шли через бердо и холсты были гладкие, надо пряжу мочой облить" // "Нельзя швейку бросать где попало и садиться на нее спиной к стойке - шить будет тяжело и одежда будет быстрее изнашиваться"19. Несомненной удачей экспедиционно-собиратель- ской работы в этом районе стало приобретение трех полных костюмных комплексов, более 20 предметов женской и мужской одежды, праздничной и повседневной, старинной и современной. Удалось также проследить развитие женского костюма, типичного для данной местности, со второй половины ХIХ в. до 1960 гг. В своем отчете Марина Александровна указывает на необходимость продолжать обследование юго-восточной части Усть-Куломского района, прежде всего, села Помоздино и ближайших от него деревень: "Экспедиция 1968 года в Афанасьевский район Кировской области ставила целью продолжить начатое в 1961 году систематическое изучение ранее не обследованной территории, населенной коми-пермяками. Район исследований определило полное отсутствие в музее вещевых и иллюстративных материалов по зюздинским коми-пермякам, издавна проживающим на северо-востоке старой "Вятчины". Эта поездка носила в основном рекогносцировочный характер и длилась всего лишь 28 дней. Однако за это время удалось обследовать четыре населенных пункта: деревни Порубково, Даньки, Пашино и село Афанасьево, собрать интересную вещевую коллекцию, насчитывающую более 100 этнографических предметов (РЭМ, кол. № 7818), и сделать ряд фотоснимков, дополняющих эту коллекцию. Основные задачи экспедиции формулировались следующим образом:

1) Изучение материальной культуры зюздинских коми-пермяков и сбор вещевого, иллюстративного и фактического материала.

2) Выявление традиционных черт и локальных особенностей, отразившихся в культуре коми-пермяков, а также вопросов влияния русского и других народов, проживающих с ними совместно длительное время"20.

В своем экспедиционном отчете М.А. Браун отмечает, что наибольшее внимание было уделено изучению народной одежды. Были подробно описаны и приобретены для музея пять полных комплексов женских костюмов, а также отдельные предметы мужской и женской одежды. Наиболее ценным, по мнению Марины Александровны, являлось то, что народные костюмы, вошедшие в состав коллекции, бытовали в разные периоды до 50-х годов ХХ века. В связи с недостатком времени не удалось уделить должного внимания обследованию традиционного жилища. Зафиксированы были лишь отдельные интересные моменты. Например, сохранение традиционного летнего женского жилища и др. Приобретены предметы убранства современного жилища и домашнего обихода сельского населения. Попутно изучалась национальная пища. Наиболее полно в коллекции представлено приготовление напитка сур - домашнего пива. Был приобретен полный комплекс предметов, характеризующих процесс традиционного пивоварения, который на протяжении долгого времени оставался у коми-пермяков неизменным. Во время экспедиции удалось отметить некоторые моменты похоронного обряда и приобрести женскую одежду, обувь и орудия труда, предназначенные для захоронения вместе с покойницей, "чтобы ей было в чем и чем там поработать""21. Марина Александровна отметила в своем отчете: "Нам посчастливилось приобрести случайно сохранившийся целый узел смертных вещей. Среди них холщовая нательная рубаха необычайного покроя, без рукавов, приготовленная специально для похорон и при жизни не употреблявшаяся. Такие же новые онучи и лапти. Интересно, что онучи на мертвого наматываются не так, как на ноги живого человека, а в обратную сторону, а лапти делаются без обор, обязательно пермяцкого плетения на любую ногу и у пяток связываются друг с другом. Говорят: "Так еще и прадедов принято делать, чтобы покойники обратно в мир не приходили и живых не тревожили"22.

Краткие итоги поездок за период 1959-68 гг. Браун подводит в своем докладе "Изучение народной одежды коми в советское время", тезисы которого были опубликованы в сборнике "Ленинская национальная политика в действии". В этом докладе Марина Александровна объясняет, почему особое внимание в своих исследованиях она уделяла изучению народного костюма. Это было связано и с тем, что коллекции по народной одежде "имели существенные пробелы... Первые экспедиции советских лет (20-е-30-е гг.) из-за бездорожья края осуществлялись лишь по одному маршруту - по р. Вычегде, собирательская работа проводилась в основном в прибрежных селениях Верхней Вычегды и частично Печоры. Вся остальная территория оставалась музеем не обследованной. За период 1959-68 гг. обследованы все основные районы расселения коми, начато изучение поселений народов коми в Кировской и Пермской областях, Ненецком и Ямало-Ненецком национальных округах. В ходе экспедиций было приобретено около 2-х тысяч этнографических предметов, характеризующих хозяйство, быт и культуру народов коми ХIХ-ХХ вв., собрано более 60 костюмных комплексов" 23.

Последними командировками Марины Александровны Браун были поездка 1969 г. в Афанасьевский район Кировской области и 1973 г. в г. Кудымкар. Несмотря на краткосрочность командировок, каждая из них была отмечена приобретением небольшого количества экспонатов - по три предмета в каждой коллекции (РЭМ, кол. № 7873, № 8211)24.

Еще одним аспектом экспедиционной деятельности Марины Александровны Браун была работа по оказанию профессиональной помощи сотрудникам местных музеев. Эта помощь заключалась в проведении консультаций по вопросам методики полевых исследований, в том числе в ходе совместных экспедиций, по составлению научных описаний музейных коллекций, по их классификации и датировке, по выставочной и учетно-хранительской работе.

К большому сожалению, в архиве Российского Этнографического музея не удалось обнаружить дневники М.А. Браун. Это было связано с тем, что ранее отсутствовала практика передачи дневников в архив на хранение, заменяя их экспедиционными отчетами. Но лапидарный стиль отчетов о поездках не оставляет места личностным переживаниям. В немногочисленных публикациях также мало оценочных описаний, что, возможно, является отличительным стилем Марины Александровны. По мнению коллег, ее стихией были экспедиции, собирательская деятельность, строительство выставок. Неслучайно, именно Марина Александровна была в составе бригады создателей музея в Шушенском. За участие в строительстве музея-заповедника "Сибирская ссылка В.И. Ленина" и в ознаменовании 100-летия со дня рождения В.И. Ленина М.А. Браун была награждена медалью "За добросовестный труд".

Экспедиционные исследования и собранные М.А.Браун коллекции по этнографии народов коми - это, прежде всего, весомый вклад в собрание РЭМ и неотъемлемая часть коллекций Национального Музея Республики Коми и Краеведческого Музея города Кудымкар.

Хочется надеяться, что со временем будут найдены полевые дневники М.А. Браун, что позволит полнее отразить полевой и исследовательский опыт замечательного этнографа.

 Основные работы М.А. Браун:

Изучение народной одежды коми в советские годы // Ленинская национальная политика в действии. Сыктывкар, 1971.

Узорное тканье коми-пермяков // Проблемы изучения народного искусства. Л., 1972.

Узорное ткачество коми-пермяков // Сообщения Государственного Русского музея. Вып.ХI. М., 1976.

Каталог-указатель коллекций музея (краткое описание коллекций отдела Поволжья и Приуралья ГМЭ народов СССР (коми-зыряне и коми-пермяки) // Музей и современность. Авт. М.А. Браун, Т.А. Крюкова, С.А. Авижанская. М., 1975.

Изучение народной одежды коми в советские годы // Ленинская национальная политика в действии. Сыктывкар, 1975. С.194-195.

Места экспедиционных выездов Марины Александровны Браун:

1959 Коми АССР, Сыктывдвинский р-н, Ибский с/совет: с. Серд, с. Шоргел, с. Погост, с. Степаново, с. Подгорье, с. Кочпан.

1959 Коми АССР, Ижемский р-н: с. Ижма, с. Сизябск, с. Бакур, с. Мохча.

Усть-Цилемский р-н, с. Усть-Цильма.

1960 Коми АССР, Ижемский р-н, с. Ижма.

1960 Коми АСС, Удорский р-н, с. Кослан, с. Селиб, с. Чернутьево и Троицко-Печорский р-н: с. Троицко-Печорск, с. Заречье, с. Парма, с. Абар.

1961 Коми АССР, Летский р-н: с. Летка, с. Погост, с. Печище, с. Выставка, с. Черемуховка и Железнодорожный р-н: с. Серегово, с. Ляли.

1961 Коми-Пермяцкий НО, Кочевский р-н.

1965 Коми АССР, Прилузский р-н: с. Объячево, с. Загорье, с. Черныш, с. Ношуль и Сыктывдвинский р-н: с. Нювчим, с. Пажга, с. Лозым.

1965 Коми-Пермяцкий НО, Косинский р-н: с. Коса, с. Селище и Юсьвинский р-н: с. Юсьва, д. Савино.

1966 г.Кудымкар.

1967 Коми АССР, Усть-Куломский р-: с. Усть-Кулом, с. Керчёмье.

1967 г.Сыктывкар.

1968 Кировская обл., Афанасьевский р-н: д. Порубково, д. Даньки, д. Пашино, с. Афанасьево.

1969 Кировская обл., Афанасьевский р-н.

1973 г.Кудымкар.

Фотографии из фототеки РЭМ:

1.Женщина в современной праздничной одежде сос и сарапан. Коми-ижемцы. Коми АССР, Ижемский р-н., с. Ижма, 1959 г. (Ф. 374/9136-10.)

2.Деревянный крест, поставленный на месте пожара, от которого пострадало село в начале ХХ века. Коми-ижемцы. Коми АССР, Ижемский р-н., с.Ижма, 1959 г. (Ф. 374/9136-59.)

3.Внутренний вид детской комнаты в доме колхозника. Коми-зыряне. Коми АССР, Прилузский р-он., с.Черныш, 1965 г. (Ф. 527/9289-120/1.)

4.Современный местный грузовой транспорт. Коми-пермяки. Коми-пермяцкий НО, г.Кудымкар, 1966 г. (Ф. 617/9379-21.)

5.Женщина в повседневной одежде. Коми-зыряне. Коми АССР, Усть-Куломский р-он., с.Керчемья, 1967 г. (Ф. 679/9441-1.)

6.Уборка колхозного сена. Зюздинские коми-пермяки. Кировская область. Афанасьевский р-он., дер.Порубково, 1968 г. (Ф. 692/9454-72.)

7.Молодая женщина в современном праздничном костюме на крыльце дома. Зюздинские коми-пермяки. Кировская обл.. Афанасьевский р-он., дер.Порубково, 1968 г. (Ф. 692/9454-51/1.)

Примечания:

1)     Архив РЭМ, личный листок по учету кадров М.А.Браун (из незарегистрированных дел).

2)     Резолюция этнографического совещания 1956 года // СЭ., 1956. №3. С. 138-141.

3)     Архив РЭМ, ф. 2, оп. 1, д. 1402, л. 9.

4)     Личность и творчество. К 95-летию Т.А. Крюковой / Сб. СПб., 2000. С. 24-25.

5)     Архив РЭМ, ф. 2, оп. 1, д. 1337, л. 4.

6)     Шангина И.И. Концепция комплектования собраний этнографических музеев (30-50 годы ХХ в.) // Из истории формирования этнографических коллекций в музеях России (ХIХ-ХХ вв.). СПб., 1992. С. 139-143.

7)     Архив РЭМ, ф. 2, оп. 1, д. 1402, л. 3.

8)     Там же, д. 1337, л. 5.

9)     Там же, д. 1402, л. 5.

10) Там же, д. 1402, л. 6.

11) Коллекционные описи фондов Поволжья и Приуралья РЭМ, кн. 2. С. 80-81.

12) Архив РЭМ, ф.2, д.1402, л.9.

13) Там же, д. 1402, л. 19.

14) Там же, д. 1549, л. 14.

15) Там же, д. 1549, л. 8-9.

16) Там же, д. 1575, л. 3.

17) Там же, д. 1580, л. 10.

18) Там же, д. 1580, л. 14.

19) Там же, д. 1580, л. 19.

20) Там же, д. 1580, л. 21-22.

21) Зюздинские коми-пермяки (по материалам экспедиции ГМЭ народов СССР). Тез. докл.(машинописный вариант хранится в отделе Северо-Запада и Поволжья РЭМ), л. 1.

22) Там же, л. 2.

23) Архив РЭМ, ф. 2, оп. 1, д. 1622, л. 16.

24) Изучение народной одежды коми в советские годы. // Ленинская национальная политика в действии. Сыктывкар, 1975. С.194.





поиск

2


новости
- 22 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) «Внутренние границы культуры».

- 12 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) ««Центры» и «периферии» фин(лянд)ского семиозиса».

- 6 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) ««Иконические» символы традиций в этнорелигиозных контактах русского и прибалтийско-финского населения Карелии».

- 25 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) «Истоки «племенной идеи» великофинляндского проекта».

- 20 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Карельский стиль».

- 18 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Традиции Карелии в иконической реальности Финляндии».

- 10 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Текстильная тема в обрядовой практике (по материалам Карелии)».

- 15 июля 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Девка прядет, а Бог ей нитку дает».

- 12 июня 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) ««Мать-и-мачеха» женской магии».

- 26 мая 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «О некоторых локальных особенностях вышивки русского населения Олонецкой губернии».

- 19 января 2010 г.
Статья Ю.П. Шабаева «Русский Север: поиск идентичностей и кризис понимания».


фотоархив



Временное промысловое жилище "Чом" локчимских охотников. У.Т. Сирелиус. 1907 г.




Интернет портал WWW.KOMI.COM
о проекте персоналии публикации архив опросники ссылки гранты