П О Л Е В Ы Е    Ф И Н Н О - У Г О Р С К И Е    И С С Л Е Д О В А Н И Я  
Создано при поддержке Финно-Угорского Общества Финляндии Сайт размещен
при поддержке компании
ТелеРосс-Коми
о проекте персоналии публикации архив опросники ссылки гранты  
карты

Карта: Республика Коми
Республика Коми



регионы

публикации

Публикации :: История полевых исследований

История этнографического изучения народов коми

Ю.П. Шабаев, Н.Д. Конаков

За последние более чем два столетия в этнографическом изучении народов России сделано многое: накоплен очень обширный полевой материал, изданы многочисленные фундаментальные работы, опубликованы тысячи статей, посвященных различным сторонам культуры и быта как целых народов, так и отдельных этнографических групп. В результате возникла настоятельная необходимость историографического обобщения всего этого обширного материала и на региональном, и на общероссийском уровне. Думается, на рубеже столетий и тысячелетий Институту этнологии и антропологии  просто необходимо обратиться к этой проблеме и возглавить работу по созданию широкой серии историографических исследований. Это будет чрезвычайно полезная информация и для всего этнографического цеха в целом, и для отдельных его представителей: отечественных и зарубежных. Возможно, именно эти материалы и станут реальной основой для создания нового фундаментального труда по истории отечественной этнографии. Реализуя эту идею мы предлагаем статью об этнографическом изучении народов коми. При этом следует отметить, что в российском финно-угроведении есть удачные примеры историографических работ и наша попытка историографического анализа не является первым опытом такого рода исследований.1

В коми этнографии также уже имеются попытки систематизации научного наследия. В первую очередь следует назвать препринт научного доклада Л.Н.Жеребцова "Этнографические исследования на европейском северо-востоке СССР", который был издан в 1975 г. и по существу представляет собой краткий обзор работ 1950-1975 гг. Кроме того, в одном из сборников статей Института языка, литературы и истории Коми научного центра Уральского отделения РАН опубликована статья об изучении национальных отношений в Коми, где рассматриваются и все этнографические работы, касающиеся этой проблематики.2 Данная статья является тем не менее фактически первой попыткой сделать полное обобщение исследований, касающихся этнографического изучения народов коми. Учитывая же тот факт, что научное наследие по этнографии народов коми огромно, мы главным образом сможем сосредоточиться на истории  этнографического изучения указанных народов, нежели на углубленном историографическом анализе научных трудов.

Начало этнографического изучения этих народов было положено в 1771 году, когда на территории Европейского Северо-Востока России побывала экспедиция под руководством академика Ивана Ивановича Лепехина. Не будучи сугубо этнографической она, тем не менее, собрала довольно значительный материал о культуре и быте местного населения. Так, именно И.И. Лепехиным в его "Записках" была впервые пересказана коми-пермяцкая легенда о Пере-богатыре и высказано предположение о том, что именно от его имени произошло название народа. В коми-зырянском селе Обьячево им было сделано описание празднования и жертвоприношения в Ильин день. В "Записках" приведены сведения о народной медицине и обширный список коми терминов, обозначающих разные культурные явления. 3

Второй крупный исследовательский проект, который касался непосредственно изучения культурной специфики народов коми, связан с именем А.И. Шегрена. Андреас Иоган Шегрен родился в 1794 г. в финском городе Иитти в шведской семье. В 1819 г. он закончил университет в г. Турку, после чего перебрался в Россию в Санкт-Петербург, где и прошла вся его научная деятельность. В 1829 г. он был избран адъюнктом, а в 1831 г. академиком императорской Академии наук. В 1824-1829 гг. он совершил длительную экспедицию по Северу России, во время которой изучал многие финские народы, в том числе собрал материал для первого крупного историко-этнографического труда о коми-зырянах. С июля по сентябрь 1827 г. А.И.Шегрен находился в Коми крае, где изучал исторические материалы в архивах города Усть-Сысольска, углублял свои знания по коми языку. Здесь он встретился с лексикографами-любителями, которые составляли русско-коми словарь. До самой своей смерти он помогал этому небольшому коллективу в их работе. В начале 1828 А.И.Шегрен достиг Перми и здесь около двух месяцев изучал язык, этнографию и фольклор коми-пермяков и удмуртов по имеющимся архивным материалам и в личном общении с людьми. В сборе лингвистического материала ему весьма помогли местные энтузиасты. В частности в архиве А.И.Шегрена имеется составленный смотрителем уездного училища А.Муровым словарь сольвычегодских диалектных слов и подаренный ему "Лексикон пермского языка, кратко выбранный и по алфавиту расположенный села Кудымкарского бывшим священником иереем Георгием Чечулиным". Кроме богатого собственно лингвистического материала им было записано и несколько уникальных этногенетических преданий. 4

 Материал по коми-зырянам был более обширным, что позволило на его основе создать весьма содержательное монографическое исследование. В 1861 г. уже после смерти Шегрена его исследования были объединены и опубликованы как <Собрание сочинений> - "Gesammelte schriften", в первом томе которых и содержится монография "Зыряне. Историко-статистико-филологический опыт" (Die Syrjanen, ein historisch-statistisch-philologischer Versuch). Монография состоит из семи разделов: 1 -положение и физическое состояние, 2 - климат, 3 - промышленность и промыслы, 4 -административное устройство и население, 5 - история и древности, 6 - современные жители, 7 - язык. Материалы, посвященные коми этносу, его материальной и духовной культуре, в том числе языку и фольклору занимают почти половину тома. Историко-этнографические материалы представлены в 3-6 разделах. В третьем разделе А.И. Шегрен останавливается на этнической специфике и особенностях хозяйства коми. В четвертом разделе автор первым из исследователей в достаточно репрезентативной форме использовал материалы архивов, в первую очередь данные писцовых и переписных книг ХVII-нач.XVIII вв., а также материалы переписей XVIII-первой половины XIX вв. А.И.Шегрен рассмотрел динамику населения, сословные изменения, колебания рождаемости и смертности. В пятом разделе монографии он продемонстрировал великолепное знание летописных и историографических материалов X-XV вв. по Русскому Северу. В подразделе "Когда и как Заволочье и заволочская чудь стали русскими" автором предложена оригинальная точка зрения на хронологию и особенности ассимиляционных процессов на Русском Севере. Здесь А.И.Шегрен первый широко использовал антропонимический и топонимический материал как этногенетический источник. Шестой раздел непосредственно посвящен этнографии коми и содержит описание одежды, материальной культуры в целом, общественного быта, обрядов, форм проведения досуга. По существу Шегрен является первооткрывателем коми фольклора и монография содержит уникальные материалы, которые были введены им в научный оборот.

 Значительная часть материалов, собранных А.И.Шегреном, осталась неопубликованной и хранится в Архиве Академии наук России (фонд А.И.Шегрена, N94), но это главным образом лингвистические материалы.

 В первой половине XIX в. несколько путешествий по Печоре совершил сын устьсысольского купца второй гильдии В.Н.Латкин, который ставил перед собой задачу промышленного освоения бассейна Печоры. Свои впечатления о путешествиях он изложил в объемных, впоследствии опубликованных дневниках.5 В них он большое внимание уделил описанию быта, нравов, обычаев, основных хозяйственных занятий печорских жителей, записал несколько легенд и преданий. Им также собран материал по народной медицине и по языческим верованиям коми.

 В XIX в. на традиционную культуру коми-зырян обратили внимание некоторые русские литераторы. С конца июля 1837 г. по начало января 1838 г. в Усть-Сысольске находился в ссылке один из известных деятелей русской литературы того времени Н.И.Надеждин. Отсюда он прислал в российские издания около ста статей по различной тематике, в том числе опубликовал в "Энциклопедическом лексиконе" А.А.Плюшара статью о древнем коми божестве Войпеле. В 1856 г. практически весь Европейский Север России объездил известный автор второй половины XIX в. С.В.Максимов. В том числе он посетил и ижемских коми. Путевые впечатления от этой поездки, содержащие ценные этнографические наблюдения, были изложены им в книге "Год на севере".6 Посетил Коми край и известный писатель-народник, уроженец Великого Устюга П.В.Засодимский, В своем путевом очерке "Лесное царство", впервые опубликованном в 1878 г., он описал свое путешествие и при этом дал довольно подробные описания основных хозяйственных занятий и многих явлений традиционной культуры и быта народа коми. В частности П.В.Засодимский кратко охарактеризовал народные верования, описал некоторые церковные календарные праздники, обратил внимание на представления о колдовстве. Очень импонировало П.В.Засодимскому отмеченное им у коми народа особое отношение к лесу. Из других русских авторов можно отметить А.В.Круглова, который в 70-80-е гг. XIX в. опубликовал около десяти очерков, посвященных традиционной культуре народа коми, широко используя при этом материалы своих предшественников. Наиболее крупными и содержательными из них были вышедшие отдельными изданиями "Лесные люди" и "Лесное царство".7 В названных работах имеется ряд ценных наблюдений автора, показывающих достаточно хорошее знание им коми быта. К сожалению, ценность фактического материала значительно снижается попыткой автора изложить его сугубо литературным языком и при этом попутно дать свою интерпретацию.

 Ученых, т.е. людей получивших высшее образование и занимавшихся наукой на профессиональном уровне, в дореволюционные годы среди коми-зырян были единицы. Всем им впоследствии пришлось жить и трудиться вне территории Коми края, поскольку ни одного научного центра до революции там не было. В XIX в. высшее образование имели всего лишь два коми-зырянина. Одним из них был Г.С.Лыткин - выпускник восточного факультета Санкт-Петербургского университета, проработавший всю свою жизнь в одной из гимназий северной столицы. В 1889 г. в Санкт-Петербурге была издана написанная им объемная монография "Зырянский край при епископах пермских и зырянский язык", в которой приводится ряд ценных фольклорных текстов. На основе анализа лингвистических данных автор сделал вывод о том, что зырян и пермян нельзя считать "одним народом".

 Второй коми ученый А.В.Красов имел высшее духовное образование и был кандидатом богословия. К 500-летию со дня кончины Стефана Пермского им была опубликована посвященная этому событию книга "Зыряне и св. Стефан, епископ Пермский" (СПб., 1896). В своей монографии А.В.Красов достаточно подробно остановился и на описании дохристианских верований народа коми. В частности, он попытался реконструировать пантеон верховных языческих божеств, описал пережитки различных культов, рассмотрел образы лешего, водяного, домового. При этом автор тщательно проанализировал весь опубликованный до него материал на эту тему.

 Хотя в XIX в. традиционная культура народа коми так и не привлекла внимания профессиональных этнографов и фольклористов (за исключением А.И.Шегрена),  в этом столетии, особенно во второй его половине, был собран обширный и разносторонний фактический материал по данным научным дисциплинам, чему прежде всего способствовала деятельность местных краеведов, которая в течение второй половины столетия и с начала ХХ в. приобретала все более организованный и масштабный характер.  В 1838 г. были организованы <Губернские ведомости>. Наряду с официальным отделом в них был открыт отдел, означенный неофициальным. <Правилами изданий> было рекомендовано помещать в этом отделе преимущественно статьи по местной этнографии, истории и археологии. Учителя, чиновники, врачи, священники стали сотрудничать с <Ведомостями>, на страницах этих изданий публиковали свои наблюдения и статьи также и политссыльные. Архангельские, Вологодские, Пермские губернские ведомости не были исключением из общего правила и помещали в своих номерах большое количество публикаций фольклорно-этнографического плана. Особенно много статей, связанных с изучением народного быта, приходится на шестидесятые годы. Относительно публикаций по культуре коми наиболее ценными, несомненно, являются <Вологодские губернские ведомости> (ВГВ). На страницах <Ведомостей> были опубликованы интересные работы многих местных краеведов, в числе которых следует прежде всего назвать  фамилии Истомина, Сорокина, Кичина, Косарева, Кокшарова, Аврамова, Попова, Заварина.8 Материалы по коми-пермякам в большей мере публиковались в <Пермских губернских ведомостях>. Более того, здесь статьи фольклорно-этнографического плана, изданные на протяжении двадцати лет в газетных версиях, были затем объединены Д.Д.Смышляевым в отдельный сборник.9

 Вообще же, на наш взгляд, этнографические публикации на страницах губернских ведомостей и оценка их роли для развития этнографических исследований должны стать темой отдельного и глубокого историографического исследования. Во всяком случае очевидно, что они послужили хорошей источниковой базой для многих этнографических трудов.

 Не менее важное значение для отечественной этнографии, в том числе для изучения финно-угорских народов России, имело создание в 1845 г. Русского Географического Общества. Общество активно занялось организацией сбора материалов по традиционной культуре и быту различных народов России. Уже в 1848 г. РГО была составлена программа для сбора этнографических и фольклорных материалов и разослана по губерниям. Призыв РГО начинать сбор материалов о местных традициях и обычаях нашел горячий отклик у разночинной интеллигенции Коми края, представители которой не только собирали и пересылали различные материал в Общество, но и публиковали значительную их часть в тех же <Ведомостях>. И именно эти сборы и публикации послужили основой для создания первого обобщающего труда по этнографии коми, который был опубликован в 1874 году и принадлежал перу члена Вологодского губернского статистического комитета К.А.Попова. 

 К.А.Попов сделал выборку этнографического материала по коми из ВГВ и других изданий и, добавив некоторые собственные материалы, собранные им в поездках в Коми край, написал на их основе книгу "Зыряне и зырянский край", которая долго оставалась единственным обобщающим трудом по этнографии коми-зырян. Книга была опубликована в <Известиях императорского Общества естествознания, антропологии, этнографии>, основанного в 1864 г. при Московском университете вначале как Общество любителей естествознания.10 Автор довольно подробно описал традиционное хозяйство и быт коми, но ввиду отсутствия у него профессиональной этнографической подготовки, реконструировать более или менее достоверную картину традиционного мировоззрения коми ему не удалось. Тем не менее, сам К.Попов считал неверными все предшествующие публикации по этнографии коми в плане интерпретации культуры этноса. Он выдвинул свою концепцию, согласно которой у зырян нет своей культуры, а весь культурный комплекс полностью заимствован у русских. Посему зырян нельзя даже считать самостоятельным народом. Несмотря на спорные позиции автора, и в настоящее время эта книга представляет определенный интерес для исследователей, прежде всего как свод собранных воедино сведений коми энтузиастов-краеведов по самым различным вопросам народной культуры.

 Со второй половины XIX столетия в России начинают создаваться региональные научные общества, которые сыграли важную роль в консолидации сил местных исследователей и краеведов, организации исследований и публикации их результатов. Они, по выражению С.А.Токарева, нарушили <долголетнюю монополию Географического общества в области организации этнографической работы>.11 В 1869 г. создается Общество любителей естествознания при Казанском университете в рамках которого был учрежден отдел антропологии и этнографии, а в 1878 г было основано самостоятельное Общество археологии, истории и этнографии. В трудах этого общества были опубликованы  многие работы по этнографии финно-угорских народов, в том числе все монографические работы профессора И.Н.Смирнова, посвященные этнографическому описанию волжских и пермских финнов и отмеченные демидовской премией. В 1883 г. в Гельсингфорсе (Хельсинки) было основано Финно-угорское общество (ФУО). Согласно уставу, утвержденному Сенатом, целью общества был сбор знаний о финно-угорских народах (исследование их языков, древностей, истории и этнографии). С 1886 г. начал издаваться <Журнал> Общества, с 1890 г. - <Труды>, А С 1901 г.- сборники <Финно-угорские исследования>, в которых на финском, немецком и французском языках печатались труды по финно-угроведению.

 Финно-угорское общество способствовало организации систематических исследований среди финно-угорских народов России, но в большей мере это касалось финской школы этнографии.

 Для провинциальной России существенно большее значение имели губернские научные общества, которые вели большую организационную и исследовательскую работу, а некоторые из них приобретали общероссийское значение и становились очень авторитетными сообществами исследователей. К таковым, несомненно, относились Архангельское общество изучения Русского Севера и Вологодское общество изучения Северного Края.

 Изучение Русского Севера началось с краеведческой работы еще в 18 в., когда в Архангельске под руководством В.В.Крестинина было основано первое историческое общество в России - <Общество для исторических исследований>, которое, правда, просуществовало недолго. Открытие Русского Севера для науки, прежде всего для истории, археологии, этнографии и фольклористики связывают с именами А.Ф. Гильфердинга, П.Е.Ефименко, Л.Н. Рыбникова, Е.Н. Барсова, Н.Е.Онучкова, Ф.М.Истомина и целого ряда других исследователей, чьи труды помимо чисто научного значения доказали необходимость единения ученых в изучении обширного культурного региона. Это единение стало возможным с созданием в 1908 г. Архангельского общества изучения Русского Севера (АОИРС). Общество имело сложную разветвленную структуру с рядом отделов. В 1911 г. был создан его Усть-Сысольский отдел. В состав общества входили представители целого ряда российских губерний, а также Москвы, Санкт-Петербурга, Франции, Норвегии, Германии. Главным печатным органом Общества был журнал <Известия АОИРС>, который начал выходить в свет с мая 1909 г. и продолжал издаваться вплоть до 1919 г. В короткие сроки этот журнал был признан лучшим периодическим изданием по краеведению в провинциальной России. На страницах <Известий> публиковались многие интересные работы и по этнографии коми.

 Истоки Вологодского общества восходят к более ранним временам, нежели Архангельского. Начальным этапом развития краеведения в этом регионе считается конец XVII в., когда был составлен <Вологодский летописец>. Само же Вологодское общество изучения Северного края было создано в 1909 году. Его почетными членами были председатель исторического общества России Великий князь Николай Михайлович и крупнейшие этнографы этого времени Д.Н.Анучин и Д.К.Зеленин. Действительным членом общества состоял коми ученый К.Ф.Жаков, а членом-корреспондентом другой видный выходец из Коми края - П.А.Сорокин. В структуре Общества существенная роль принадлежала географо-этнографической комиссии. С 1914 по 1917 гг. выходили <Известия ВОИСК>, а в 1922 г. начали выходить издания <Северный Край> и <Спутник краеведа>, где помещались статьи по этнографии Севера.

 Помимо Архангельского и Вологодского обществ, свою роль в сборе и публикации этнографических материалов по коми и соседним народам играло Общество любителей истории, археологии, этнографии Чердынского края, созданное в 1899 г. и регулярно рассылавшее своим корреспондентам на местах программы и анкеты для сбора этнографических материалов. 

 В отличие от коми-зырян, этнография коми-пермяков уже в XIX в. привлекла внимание серьезных исследователей-профессионалов. В начале второй половины этого столетия появился целый ряд научных публикаций о коми-пермяках, как правило представлявших собой разностороннее описание их культуры и быта.12 Особенно ценные сведения приводились в публикациях Н.А.Рогова, который работал в тесном контакте с академиком императорской Санкт-Петербургской академии А.И.Шегреном. Им детально описаны свадебный и погребальный обряды, представления о душе и загробной жизни, строительная обрядность, взаимоотношения людей с миром всевозможных духов, дана оценка роли колдунов в общественной и личной жизни пермяков, освещены многие другие вопросы. В 1883 г. был издан очерк "Пермяки", написанный известным русским этнографом и фольклористом Н.Добротворским.13 Проанализировав все опубликованные до него работы по этнографии коми-пермяков, а также широко используя материалы собственных полевых сборов, автор дал многоплановое и подробное изображение традиционной культуры. Он в частности одним из первых обратил внимание на мифологию коми-пермяков и опубликовал в очерке текст записанного им этногенетического мифа. Особый интерес представляют сведения Н.Добротворского о специфике этнического самосознания коми-пермяков и о характере их ассимиляции русскими. В 1891 г. вышло в свет фундаментальное монографическое исследование "Пермяки"14, автор которого, профессор Казанского университета Иван Николаевич Смирнов, был хорошо известен в научных кругах России как глубокий специалист по этнографии финно-угорских народов Поволжья. Широко используя сравнительные материалы, автор монографии дал квалифицированный анализ традиционной культуры коми-пермяков, всесторонне описав как особенности материального быта, так и этническое самосознание, обряды, верования. Особую ценность данному исследованию придает достаточно частое обращение автора к фольклорным материалам, так например, при описании народных верований И.Н.Смирнов приводит в качестве подтверждающего материала целый ряд текстов записанных им быличек о якобы действительно происходивших случаях встречи с различными видами нечистой силы. Из достаточно большого количества менее крупных научных и краеведческих работ о народной культуре коми-пермяков как наиболее содержательные можно выделить статьи Ф.А.Теплоухова о народном празднике "Три елочки", являвшемся характерной особенностью обрядовой жизни русских крестьян севера Пермской губернии и язьвинских коми-пермяков (у последних он бытует и поныне) и передаче лешему кабалы - письменного послания с просьбой возвратить потерявшуюся в лесу скотину15, а также статью М.Малахова об обычае жертвоприношения в день св. Флора и Лавра.16

 Особо следует сказать об исследованиях финских ученых, которые в XIX в., после присоединения Финляндии к России начинают активную деятельность по изучению родственных финно-угорских народов. Кроме уже упомянутого А.И.Шегрена, имя которого, несомненно, принадлежит как российской, так и финской науке, следует упомянуть еще одного видного исследователя первой половины XIX в. - М.А.Кастрена. Матиас Кастрен посетил Коми край в 1840 г. во время своего первого продолжительного путешествия по Северной Евразии (1838-1844). В 1845 г. во время поездки в Западную Сибирь он на какое-то время останавливался в Перми. Впечатления об этих поездках были опубликованы в его путевых заметках.17

 В 1887 году первую, а в 1889 году вторую экспедицию на Урал совершил крупнейший финский лингвист, профессор Императорского Александровского университета в Гельсингфорсе А.Генетц, который стоял на позициях сравнительных финно-угорских исследований и считал язык основой изучения родственных народов. Целью второй экспедиции был Чердынский уезд, где он первым из исследователей занялся изучением весьма интересной в этнографическом отношении группы язьвинских коми-пермяков. Здесь он собрал богатый лингвистический и фольклорный материал, который характеризует культурное своеобразие группы. В 1897 г. в трудах ФУО была опубликована работа А.Генетца "Восточно-пермские языковые этюды".18

 С начала XX века ситуация в изучении народов коми меняется, ибо начинается профессиональное этнографическое изучение традиционной народной культуры коми-зырян. Безусловная заслуга в этом принадлежит В.П.Налимову. Василий Петрович Налимов стал первым профессиональным коми этнографом. Родился он в 1879 г. в деревне Седьяков (ныне входит в состав с. Выльгорт) вблизи от г. Усть-Сысольск (ныне Сыктывкар) в бедной крестьянской семье. Окончив местную земскую школу, В.П.Налимов продолжил обучение на курсах фельдшеров в Усть-Сысольске, после чего решил ехать в Москву, чтобы учиться дальше. В Москве будущий ученый обратил на себя внимание секретаря этнографического отдела Московского губернского общества любителей естественной антропологии и этнографии В.В.Богданова, председателя отдела академика В.Ф.Миллера и президента общества видного российского этнографа Д.Н. Анучина. Оценив наблюдения В.П.Налимова над верованиями, бытом и фольклором коми и увидев в нем будущего способного исследователя, они помогли ему в сдаче экзамена за курс гимназии и в поступлении в Московский университет. Курс учебы В.П.Налимов завершил с дипломом первой степени и затем сдал экзамен на магистра наук при Казанском университете, где он затем и преподавал. Основные научные интересы В.П.Налимова сосредоточились на этнографическом изучении финно-угорских народов. Уже в 1903 г., когда он еще был студентом, в "Этнографическом обозрении" появилась первая серьезная научная статья Налимова о верованиях народа коми.19 В этом же году он опубликовал еще две небольшие работы.20 В одной из них он пересказал народную легенду о могучем колдуне Шыпиче, в другой - под названием "Мор" и "Икота" у зырян" рассмотрел некоторые народные представления о причинах рождения неполноценных детей и способах их магического исцеления. Большой интерес, прежде всего как источник оригинального фактического материала, представляет и последующая научная статья В.П.Налимова о дохристианских верованиях коми, посвященная представлениям о загробной жизни.21 Еще в студенческие годы статьи, доклады и рецензии В.П.Налимова привлекли внимание научной общественности.  В 1906 г. ему было предложено сотрудничество с ФУО, а на следующий год общество финансировало его длительную четырехмесячную экспедицию в Коми край, в которую он выехал совместно с известным финским этнографом У.Т.Сирелиусом. Особое внимание в этой поездке было уделено сбору информации об обычаях и верованиях народа коми. В 1908 г. в журнале ФУО "Journal de la Societe Finno-Ougrienne" на немецком языке была опубликована объемная статья В.П. Налимова "К вопросу о первоначальных половых отношениях у зырян" (в 1991 г. она была переиздана на русском языке).22 в этой статье автором проанализирован чрезвычайно интересный и разнообразный материал, собранный им лично, о существовавших у коми половых запретах, представлениях о своеобразной заразе, скверне (пеж), приобретаемой людьми, животными или даже неодушевленными предметами при нарушении этих запретов, обращено внимание на особый статус повитух и крестных родителей и др. На следующий год В.П.Налимов, находясь в творческой командировке в Финляндии, систематизировал собранные им за более чем пятилетний срок полевых этнографических исследований сведения и представил их на суд научной общественности в виде рукописного труда "Материалы по этнографии зырян и пермяков". Этот труд был высоко оценен рядом видных российских этнографов, а В.П.Налимову за него была присуждена престижная научная премия Великого князя Сергея Александровича. Объемная рукопись "Материалов..." представляющая из себя около 2,5 тыс. листов различного формата с записями В.П.Налимова хранится в Архиве ФУО в Хельсинки, сохраняя большое значение и для современных исследователей как свод во многом оригинальных сведений по самым различным вопросам традиционной культуры народов коми.

 В 1913 г. финским этнографом Уно Хольмбергом была опубликована монография "Die Wassergottenheiten der finnisch-ugrischen Volker"(<Водные божества финно-угорских народов>), 23 где он достаточно подробно описал представления о водяных духах и пережитки культа воды у народов коми. При этом автор использовал не только литературные источники, но и впервые ввел в научный оборот значительное количество фактов особого отношения к воде у коми, заимствованных им из архивных "Материалов..." В.П.Налимова.

 В 1912 г., имея уже заслуженную научную репутацию видного российского этнографа-специалиста В.П.Налимов в очередном томе издания "Великая Россия", посвященном народам Приуралья опубликовал свой очерк о коми-пермяках. Значительное место в очерке было уделено описанию народной культуры, причем автор широко использовал свои собственные полевые записи. После опубликования этой работы В.П.Налимов более чем на десять лет прервал свою научную этнографическую деятельность и начал заниматься преподавательской деятельностью. В 1917 г. он становится приват-доцентом Казанского университета, а в 1918 г. избирается профессором по кафедре географии и антропологии Нижегородского университета и одновременно состоит профессором Нижегородского пединститута.

 Наряду с В.П.Налимовым, значительный интерес к культуре родного народа проявили и два других видных представителя коми научной интеллигенции, творческий путь которых начался в первые годы XX в. Первым из них был Каллистрат Фаллалеевич Жаков, судьба которого была сложна, но вполне характерна для российского интеллигента первой четверти ХХ столетия. Родился К.Ф.Жаков в 1865 г. в деревне близ Усть-Сысольска в крестьянской семье и до 10 лет не знал русского языка, умер в 1926 г. в Риге, проработав в дореволюционные годы преподавателем философии и логики около 10 лет. Его путь в науку был очень долгим: К.Ф.Жаков окончил сельскую школу затем работал на железоделательном заводе в Вятской губернии, окончил учительскую семинарию в Тотьме, странствовал по России, учился в реальном училище и Вологодской гимназии, которую закончил в 30 лет, продолжил образование в Лесном институте в Петербурге, на физико-математическом, а затем историко-филологическом факультетах Киевского университета и, наконец, закончил словесное отделение историко-филологического факультета Петербургского университета в 1901 году уже будучи зрелым человеком. Став студентом Петербургского университета К.Ф.Жаков заинтересовался фольклором и этнографией народа коми. За годы учебы он написал несколько рефератов, с которыми выступал перед студенческой аудиторией. В 1900 г. студент Жаков был командирован Академией наук для сбора этнографического материала среди коми-зырян. На основании данных, собранных в экспедиции, он в октябре этого года выступил на заседании отделения РГО с докладом "Этнологический очерк зырян", за который Обществом ему была присуждена серебряная медаль. В 1901 г. данное исследование было опубликовано в журнале "Живая старина". 24 В этом же году вышла в свет следующая научная статья К.Ф.Жакова "Языческое миросозерцание зырян".25 В декабре 1902 г. на заседании отделения этнографии РГО К.Ф.Жаковым был сделан доклад о результатах его поездки к иньвенским коми-пермякам. В 1903 , а затем в 1905 гг. (под псевдонимом Я.Камасинский) К.Ф.Жаков опубликовал свои впечатления в виде этнографических очерков, в которых он достаточно подробно остановился на описании быта, этнического самосознания и верований коми-пермяков, хотя порой его суждения и выглядят недостаточно обоснованными.26  Тем не менее, его описания быта коми-пермяков привлекли внимание профессиональных этнографов и довольно позитивную рецензию на этнографические очерки и рассказы Жакова дал Д.К.Зеленин (<Этнографическое обозрение>. 1906. №3-4).

 В дальнейшем он преподавал в различных учебных заведениях, а с 1908 г. работал в Петербургском Психоневрологическом институте, где в 1911г. получил звание профессора. В эти годы он отошел от активных этнографических изысканий и увлекся литературным трудом, главный смысл которого заключался в идеализации прошлого патриархального быта и культуры своего народа, в "плаче" об ушедшем и уходящем и предсказании трагического для коми разрыва поколений в связи с ростом капиталистических отношений на Севере. Кроме того, все последующие годы он занимался разработкой философской теории лимитизма. Творческий путь К.Ф. Жакова описан в книге профессора Сыктывкарского университета Л.П.Рощевской.27

 Вторым крупнейшим представителем коми интеллигенции начала века, который также, как и Жаков, обращался к коми этнографии, был Питирим Александрович Сорокин. П.А.Сорокин родился в с. Турья Жешартской волости Яренского уезда Вологодской губернии (ныне территория Республики Коми). Пройдя обычный для выходцев из крестьянской среды многоступенчатый путь получения образования, в 1909 г. он поступил в Петербургский психоневрологический институт, из которого перевелся на следующий год на юридический факультет Петербургского университета. Существенную поддержку в получении образования П.А.Сорокину оказал его земляк, к тому времени уже известный ученый и литератор, К.Ф.Жаков. По всей видимости, именно под его влиянием П.А. Сорокин в студенческие годы активно занялся изучением традиционной культуры народа коми. В 1910-1911 гг. им были опубликованы в "Известиях Архангельского общества изучения Русского Севера" статьи "Пережитки анимизма у зырян", "Современные зыряне" и "К вопросу о эволюции брака у зырян".28 В последней статье Сорокин развивал эволюционистские взгляды Л.Г.Моргана или точнее отражал эти идеи в интерпретации Ю.Липперта. Неслучайно, что программа по изучению коми, разработанная Сорокиным, включала вопросы о наличии у коми сорората, левирата и т.п. В 1916 г. в "Известиях Вологодского общества изучения Северного края" вышла в свет статья П.А.Сорокина "К вопросу о первобытных религиозных верованиях зырян". 29 Будучи последователем эволюционизма, в своих работах П.А.Сорокин опирался на труды классика эволюционной школы в этнографии Эдуарда Бернетта Тайлора, развивая его анимистическую теорию и идею о пережитках. Хотя с точки зрения современной методологии теоретические построения П.А.Сорокина существенно устарели, фактический материал, использованный им, в том числе собственные наблюдения, представляют значительный интерес. Исходя из этого в 1999 г. этнографы В.А.Семенов и Д.А.Несанелис собрали воедино все этнографические работы П.А.Сорокина, снабдили их комментариями и издали отдельным сборником.30

 Большое значение в деле изучения фольклора и этнографии народов коми имеют фольклорные тексты, собранные видным финским филологом Ю.Вихманом во время его экспедиций в Коми край в 1901-1902 гг. и экспедиции в пермские земли летом 1902 г. (с 1898 г. он являлся секретарем, с 1909 г. - вице-президентом, а с 1919 г. - президентом Финно-угорского общества). В 1916 г. собранные во время этих экспедиций материалы были опубликованы им на коми и немецком языках.31 Во время трехнедельного пребывания летом 1902 г. в коми-пермяцком селе Юсьва Ю.Вихман познакомился с земским начальником, любителем местной этнографии В.М.Яновичем, который только что закончил работу над большим очерком о пермяках. Этнографический очерк в 1903 г. был опубликован в журнале "Живая старина" и сразу же привлек внимание исследователей редким фактическим материалом.32 Сочинение В.М.Яновича являлось самой значительной и содержательной работой о коми-пермяках начала столетия и самой крупной работой этого периода, которая принадлежала перу пермских исследователей, оно во многом дополнило и расширило сведения, которые содержались в трудах его предшественников. Особенно интересны были сведения об обычаях, верованиях, народной медицине и нравственном облике коми-пермяков. Из других публикаций о коми-пермяках, кроме уже упомянутых очерков В.П.Налимова и К.Ф.Жакова, можно отметить работу А.Крупкина "Верования пермяков-инородцев", опубликованную им в 1911 г.33 Несмотря на компилятивный по сути своей характер данной работы, она содержит и отдельные ценные наблюдения автора над религиозной жизнью пермяков. Но очевидно, что у коми-пермяков не только не сложилась собственная этнографическая школа, но среди них не появилось даже ни одного ученого или сколько-нибудь заметного краеведа. Тем самым культурное лидерство коми-зырян стало весьма очевидным. Причину такого положения дел объяснил Питирим Сорокин еще в своей статье "Современные Зыряне", указав, что зыряне по уровню образованности занимают третье место среди народов Российской империи, уступая лишь "обрусевшим немцам" и евреям. Позднее об этом же он писал в своей автобиографической книге "Долгий путь".34

 После Октябрьского переворота наступил новый этап в изучении традиционной культуры народов коми. Судьба коми ученых, интересовавшихся этнографией и фольклором родного народа, сложилась по-разному. К.Ф.Жаков пассивно не восприняв новую власть, эмигрировал в Латвию и вскоре там скончался. Профессор Петроградского университета П.А.Сорокин, один из лидеров правых эсеров, в 1922 г., как ярый враг большевизма, был выслан за пределы Советской России. С 1930 г. он преподавал в Гарвардском университете США, где основал факультет социологии и приобрел мировую известность как родоначальник социологической теории стратификации и социальной мобильности и как один из отцов-основателей американской социологии (он был избран Президентом американской социологической ассоциации в 1964 г.). Умер П.А.Сорокин в 1968 г. В.П.Налимов остался в России и в 1922 г. перебрался Москву, где преподавал и вел научно-организационную деятельность одновременно в нескольких вузах: МГУ-2 (профессор землеведения), Медико-педагогичнском институте (профессор антропологии), Тимирязевском НИИ (ученый специалист), НИИ по изучению народов Востока (действительный член и преподаватель угро-финской секции), Географическом НИИ при МГУ. В этот период он организует ряд экспедиций в Коми, Большеземельскую тундру, Вятский край, Башкирию, Казахстан, Лопарско-Мурманский край, Приуралье и Поволжье, занимаясь преимущественно географическими и топонимическими исследованиями. В середине 20-х годов В.П.Налимов на короткий срок вернулся к коми этнографии, написал и опубликовал две статьи о материальной культуре, используя свои собственные материалы, собранные им в начале века.35 В эти же годы он принял деятельное участие в создании в Москве общества <Бöляк>, инициатором организации которого был виднейший представитель удмуртской интеллигенции первой половины ХХ столетия Кузебай Герд. Общество объединило удмуртов, обучавшихся в вузах Москвы и проходивших там аспирантскую подготовку и ставило своей целью просвещение удмуртского народа, изучение его истории и культуры. Для членов общества профессор Налимов читал лекции по финно-угорской этнографии. Причастность к данному обществу и послужила в дальнейшем поводом для его ареста в 1938 г., как участника буржуазно-националистической организации (умер в тюрьме в 1939 г.).36

 Как и во многих других регионах России, в первое десятилетие советской власти резко активизировалась деятельность местных краеведов Коми края. В 1922 г. в Усть-Сысольске было образовано Общество изучения Коми края, председателем которого был избран приехавший в этом году по не вполне понятным причинам в столицу Коми АО известный кавказовед профессор А.Н.Грен. Во время своего пребывания в Усть-Сысольске А.Н.Грен активно включился в развернувшийся в эти годы в области процесс культурного строительства. В начавших вскоре выходить "Записках общества" и в краеведческом отделе журнала "Коми му" им был опубликован ряд статей на лингвистические и этнографические темы, в том числе объемная статья "Зырянская мифология".37 В 1925г., никого не предупредив, также неожиданно, как он появился в Коми крае за три года до того, А.Н.Грен покинул Усть-Сысольск. Тем не менее, Общество изучения Коми края, первым председателем которого он состоял, успешно функционировало и в последующие годы. В первую очередь заслугу в этом можно видеть в деятельности одного из соучредителей общества А.С.Сидорова, ставшего впоследствии видным коми ученым. Алексей Семенович Сидоров родился в 1892 г. в семье крестьянина-середняка. В 1911 г. он после окончания Тотемской учительской семинарии приступил к работе учителем в начальной школе, а в 1915 г. поступил в Вологодский учительский институт с целью продолжить свое образование. Успешно окончив институт, А.С.Сидоров стал работать преподавателем в открытой в 1918 г. в с.Усть-Вымь коми национальной учительской семинарии. Одновременно с преподавательской работой он начал активное изучение коми языка, фольклора и традиционной культуры. В 1921 г. А.С.Сидоров возглавил открытый в Усть-Сысольске Педагогический институт народного образования. В этот период особый интерес у него вызывали проблемы коми этнографии и археологии. Помимо чтения лекций по краеведческим дисциплинам он организовал краеведческий кружок, редактировал краеведческий отдел журнала "Коми му". Как руководитель этнографической секции Общества изучения Коми края А.С.Сидоров уделял большое внимание сбору фактического материала по народной культуре коми и его анализу, составил специальные этнографические вопросники для полевой работы студентов. В журнале "Коми му" появились первые научные работы молодого ученого. Из них необходимо особо отметить статьи "Следы тотемических представлений в мировоззрении коми" и "Пережитки культа промысловых животных у охотников коми".38 В 1926 г. А.С.Сидоров выехал в научную командировку в Ленинград для специализации в области лингвистики, археологии и этнографии. За этот и последующий год он обобщил материалы долговременных этнографических сборов, написал объемную статью о погребальных обрядах и обычаях коми (хранится в архиве РАН) и подготовил к печати книгу о традиционных магических практиках коми. В 1928 г. книга А.С.Сидорова "Знахарство, колдовство и порча у народов коми" вышла в свет в Ленинграде (переиздана там же в 1997 г.). Эта книга и до сих пор остается самым цитируемым трудом коми этнографов. Сам же автор, критически оценивая работу, написал в предисловии к ней, что "...данная работа имеет характер не столько строго методологического исследования, сколько краеведческого описания. Общие положения встречающиеся в работе, приведены более для освещения фактического материала, чем в качестве непосредственных выводов из него."39 Действительно, книга А.С.Сидорова чрезвычайно насыщена детальными описаниями конкретных проявлений суеверных представлений у коми. Материал этот очень ценный и во многом уникальный, что свидетельствует о высоком профессионализме А.С.Сидорова как собирателя этнографической информации. Подробно описаны им бытовые суеверия и народные приметы, даны толкования снов, рассмотрены представления о порче и ее исправлении, всевозможные атрибуты колдовства и конкретные действия, связанные с колдовской деятельностью...

 В 20-е годы получил профессиональную подготовку и другой коми этнограф - Г.А.Старцев. Им опубликован целый ряд работ и создан обобщающий труд "Зыряне", где рассматриваются различные стороны культуры и быта коми. К сожалению, этот труд не был опубликован и его рукопись хранится в Коми республиканском государственном архиве. Г.А.Старцев первым из коми этнографов занялся этнографическим изучением зауральских коми и при этом одновременно изучал традиционную культуру хантов, издав по результатам исследований в 1928 г. в Ленинграде монографию "Остяки" (его перу принадлежит также книга "Самоеды" изданная в Москве в 1930 г.). Среди других исследователей этого периода можно выделить имена П.Г. Доронина,  Ф.П.Чукичева, Г.А.Нечаева. Первые двое интересовались этнографией, а последний, являясь языковедом по своей профессиональной подготовке, основное внимание уделил изучению зюздинского диалекта коми языка, а также характеру взаимосвязи между коми-пермяцким литературным языком и северными диалектами. Но им также опубликована в журнале "Коми му" весьма содержательная этнографическая статья, характеризующая культурную специфику группы язьвинских коми-пермяков.40

 Среди самих коми-пермяков и в этот период не сформировалось ни одного ученого-этнографа. И краеведческое движение у коми-пермяков в 20-е годы не получило такого развития, как у коми-зырян. Некоторую активность в этом отношении проявлял лишь музей в Кудымкаре. В большей мере краеведческой работой среди коми-пермяков занимались пермские исследователи. В 1916 г. был создан "Кружок по изучению северного края при Пермском университете", которым руководил профессор П.С.Богословский. Главным образом работа кружка сосредотачивалась на изучении народного устного и изобразительного творчества. В 1920-е годы кружок издал 4 выпуска <Пермского краеведческого сборника>, а в 1929 г. был преобразован в Научное этнографическое общество при Пермском университете. Среди наиболее значительных работ этого периода, посвященных коми-пермякам, можно назвать только статью А.Ф.Теплоухова "Пермяки и зыряне", опубликованную в 1926 г. в "Пермском краеведческом сборнике". Статья посвящена сравнительному анализу коми и коми-пермяков в лингвистическом и этнографическом плане. Автор указывает, что считает зырян и пермяков одним народом, но подчеркивает, что в лингвистическом отношении их необходимо разделять и что " в отношении их характера между ними нет ничего общего"41. В этом же году в журнале "Коми му" появилась и очень небольшая и по существу бездоказательная статья А.С.Сидорова, написанная им в соавторстве с Е.М.Мишариным "К вопросу о национальном взаимоотношении пермяков и зырян", где утверждалось, что коми и пермяки считают себя одним народом. Появление обеих статей было вызвано фактом создания первого в СССР национального округа - Коми-Пермяцкого и борьбой руководства Коми области за создание единого национально-государственного образования для зырян и пермяков, а последняя из них явилась также непосредственной реакцией на экспертное заключение одного из сотрудников Госплана РСФСР, который ссылаясь на Г.С.Лыткина утверждал, что коми и коми-пермяков нельзя считать одним народом (есть все основания полагать, что заключение было по существу подготовлено В.П.Налимовым ). Авторы более ориентируясь на политическую конъюнктуру категорично заявили: "Вопрос о правильном соотношении с действительностью в этническом районировании Союза С.С.Р.- дело государственной важности и хотелось бы думать, что экспертиза Госплана Р.С.Ф.С.Р. будет впредь более внимательной, вполне научной и основанной на мнениях действительных авторитетов." Это был один из первых примеров политизации этничности, мобилизации этнографов-профессионалов для научного обоснования "вопроса о самоопределении коми народа и объединении в одно административное, политическое и национальное целое разрозненных частей его..."42 Впрочем, еще до этого этнический фактор стал использоваться в качестве аргумента для решения политических вопросов, реализации политических амбиций, но делали это не этнографы-профессионалы, а политические деятели.

 Среди зарубежных авторов, которые в 20-е годы занимались изучением народной культуры коми, обращает на себя внимание статья венгерского филолога Д.Р.Фокош-Фукса "Beitrage zur Kenntnis des Volksglaubens der Syrjanen"(<Вклад в изучение народных верований зырян>), опубликованная им в 1924 г.43 Опираясь на собственные фольклорные материалы, собранные им во время экспедиций в Коми край в 1911 и 1913 гг., а главным образом на сведения, полученные от коми военнопленных в 1-ю мировую войну, автор дает обширный фактический материал о мифологии народа коми. Полные тексты фольклорных записей Д.Р.Фокош-Фукса на коми и немецком языках были опубликованы лишь в 1951 г. 44

 На рубеже 20-30-х годов этнографическая наука в СССР вступила в наиболее сложный период своего развития. Под предлогом борьбы с национализмом и идеализацией старины, что, по мнению идеологов того периода, было свойственно этнографии, она была отнесена к неактуальным и даже вредным научным направлениям. Повсеместно на местах свертывались этнографические исследования, закрывались краеведческие общества и их издания. В 1930 г. был закрыт журнал "Коми му". В 1931 г. было распущено Общество изучения Коми края. В 1932 г. после разгромной статьи в газете <Правда> прекратило свое существование и Научное этнографическое общество при Пермском университете.

 Уже в начале 1930-х гг. финно-угорская этнография в целом превратилась в гонимую отрасль науки, поскольку было признано, что она является носителем <буржуазного национализма>. Особую роль в этом сыграли публикация статьи М.Ю. Пальварде <Буржуазная финская этнография и политика финляндского фашизма>45 и фабрикация ГПУ в 1932 г. дела СОФИН (<Союз освобождения финских народностей>).  Дело это было связано с <раскрытием> подпольной организации, сторонники которой стремились якобы создать независимые республики и затем присоединить их к Финляндии.46 По данному делу проходили многие представители удмуртской, марийской, коми интеллигенции, в том числе и этнографы. В конце 30-х годов были арестованы все коми этнографы как старшего, так и младшего поколений и таким образом уже сложившиеся кадры этнографов были по существу уничтожены. Только одному А.С.Сидорову (который с начала 1930-х гг. прекратил занятия этнографией) удалось пережить испытание ГУЛАГом, ибо в сентябре 1940 г. отсидев более чем скромный по тем временам срок в три года, он вышел на свободу, вернулся на родину и до конца своих дней занимался исключительно лингвистическими исследованиями (умер в 1953 г.).47

 Тяжелые для страны и для народов коми военные годы, тем не менее, позволили западным ученым возобновить давно прерванные ими (не по собственной воле) работы по непосредственному изучению традиционной культуры коми. Информаторами для них стали советские солдаты, находившиеся в лагерях для военнопленных. Огромную работу среди них провел финский ученый Т.Е. Уотила, который записал с их слов большое количество коми-зырянских и коми-пермяцких фольклорных текстов: сказок, быличек, примет и т. п. Активную помощь финскому ученому оказал коми-пермяк И.Н.Мошегов. Последний, будучи белым офицером, бежал из фильтрационного лагеря в Финляндию в 1920 г. и занялся там торговлей, а попутно и литературным творчеством. Кроме фольклора Уотила записал много бытовых рассказов, описал около двух десятков детских игр коми. Публикация этого уникального материала началась с середины 80-х годов.48

 Отечественные исследователи возобновили этнографические исследования среди народов коми лишь в послевоенные годы и сделано это было по инициативе центра. В 1945 - 1952 гг. у них собирала полевой материал видный советский этнограф Вера Николаевна Белицер. Впоследствии этот материал был обобщен в фундаментальной монографии "Очерки по этнографии народов коми", вышедшей в свет в 1958 г. Эта монография до сих пор остается крупнейшим академическим трудом по этнографии народов коми. В данной работе автор проанализировала процессы формирования двух этносов, осветила историю их взаимодействия с русскими. Наибольшую ценность представляют подробные описания традиционной материальной культуры коми: поселений и жилищ, одежды, пищи, утвари, орудий труда и средств передвижения. Основательно в монографии рассмотрены хозяйственны занятия различных групп коми и коми-пермяков и особенности их обрядовой жизни. Работа ценна прежде всего тем, что большинство культурных явлений, о которых в ней идет речь, автор мог наблюдать воочию или получал о них сведения от информаторов, которые не восстанавливали их по памяти, а сообщали исследователю факты, с которыми сталкивались в повседневном быту. И особенно важно то, что прежде чем многие культурные традиции стали стремительно исчезать из повседневной жизни народов коми, их удалось зафиксировать и описать высокопрофессиональному ученому-этнографу. Конечно, далеко не все явления жизни народов коми получили в данной работе детальное описание, но поскольку она носила обобщающий характер, постольку задача углубленного изучения различных сторон материальной и духовной культуры двух этносов естественным образом возлагалась на следующее поколение этнографов. Более того, Вера Николаевна внесла свой вклад в профессиональную подготовку представителей этого следующего поколения. В 1950 г. в этнографической экспедиции Института этнографии АН СССР, направленной на верхнюю и среднюю Печору и возглавляемую В.Н.Белицер, начал свое приобщение к этнографии Л.Н.Жеребцов, который только недавно по совету А.С. Сидорова занялся изучением этнографии и поступил в аспирантуру Коми филиала АН СССР. 

 Первыми этнографами в Коми филиале АН СССР (ныне - Коми научный центр), который возник на основе базы Академии наук созданной в Сыктывкаре в 1944 году, были уже упомянутый Л.Н.Жеребцова, закончившего местный пединститут, и Л.П. Лашук - выпускник отделения этнографии исторического факультета МГУ. С их приходом в Сыктывкаре стал складываться небольшой профессиональный коллектив этнографов, своеобразный этнографический исследовательский центр. В 1961 г. в Коми филиале был создан самостоятельный отдел археологии и этнографии и вскоре в него пришли Ю.В.Гагарин, Л.С.Грибова, Г.Н.Климова, Н.И.Дукарт, а позднее Г,П.Белорукова. В 1953 г. в Москве в Институте этнографии была защищена первая диссертация "Современное жилище народа коми", которую подготовил Л.Н.Жеребцов, а годом позже там же свою диссертацию <Этническая история Печорского края> защитил Л.П.Лашук.

 В эти годы начинается активный сбор полевых материалов, ежегодно этнографы выезжают в экспедиции в различные районы Коми, Архангельскую область, на Кольский полуостров, на Обь, на Алтай. Постепенно накопленные материалы оседают не только в научных отчетах, которые хранятся в архиве Коми научного центра, но и публикуются в виде многочисленных статей и солидных монографий.

Первой такой монографией стала книга Л.П.Лашука "Очерк этнической истории Печорского края", которая вышла в Сыктывкаре в 1958 году. Охватив в монографии период от мезолита до пятидесятых годов XX в., Л.П.Лашук наметил в ней основные этапы освоения человеком бассейна Печоры, охарактеризовал сложный характер этнического взаимодействия в этом регионе на протяжении длительного исторического периода.

 Л.П.Лашук также первым обратился к этнографическому районированию Коми. Он выделил семь этнографических ареалов: прилузский, сысольский, вымский, удорский, ижемский, верхнепечорский и вычегодский. Из под его пера вышло и такое капитальное сочинение как "Формирование народности коми" (М., "Наука", 1972). В этой работе глубоко проанализированы этногенез и этническая история коми, выявлены географические, хозяйственные, социальные и культурные особенности сложения коми этноса. Книга написана на основе изучения разнообразных этнографических, лингвистических, археологических и исторических источников, корректное использование которых определило надежность и убедительность сформулированных Л.П.Лашуком выводов. Достаточно длительный этап коми карьеры Л.П.Лашука завершился в 60-м году и его дальнейшая научная деятельность была связана с кафедрой этнографии Московского университета, где он проработал профессором до конца своих дней (умер в 1990 г.). 

 Существенный вклад в коми этнографию внес и Л.Н.Жеребцов. Его научные интересы первоначально были сконцентрированы на изучении традиционного крестьянского жилища. Результаты его первоначальных исследований были обобщены в книге "Крестьянское жилище в Коми АССР", которая была издана в Сыктывкаре в 1971 г. Л.Н.Жеребцов разработал типологию традиционных жилищ коми, показал ареалы распространения тех или иных типов. Судьба этой книги весьма показательна, ибо первый ее вариант, который назывался "Памятники народного зодчества" был опубликован еще в 1961 г. Но весь тираж книги был уничтожен по приказу из Обкома КПСС. Высокопоставленные партийные идеологи посчитали, что работа дискредитирует социалистический быт села, поскольку ее изобразительный ряд был составлен в значительной мере из покосившихся старинных коми изб. Трагедия коми этнографии, равно как и советской этнографии в целом, заключалась в том, что власти прямо или косвенно вынуждали этнографов обслуживать официальную идеологию и жестко корректировали их деятельность.

 В последующие годы круг научных интересов Л.Н.Жеребцова значительно расширился: он большое внимание уделил изучению этнографических групп коми, этнических контактов, общественного быта... Результаты его исследований нашли отражение в целом ряде статей и нескольких крупных работах. Одна из них "Быт и культура села" была написана в соавторстве с Ю.В. Гагариным и издана в Сыктывкаре в 1968 г. В этой публикации, подготовленной на основе обстоятельного (свыше 600 страниц) научного отчета, подробно описал общественный сельского населения в первую половину XX столетия, охарактеризован процесс культурной эволюции коми села. Анализируя изменения в жизни села авторы, конечно, не могли дать исчерпывающую характеристику того, как происходило разрушение традиционного образа жизни коми крестьянина и традиционных норм морали, к каким последствиям это привело, но материал книги позволяет сделать самостоятельное сравнение "старого" и "нового" быта, хотя авторам пришлось пропагандировать именно социалистический быт, подчеркивая его преимущества. Наиболее подробно Л.Н.Жеребцов рассмотрел удорскую этнографическую группу, посвятив ей монографию "Хозяйство, культура и быт удорских коми в XVII- начале XX вв." (М.,"Наука",1972). В 1982 г. была опубликована крупнейшая работа Л.Н.Жеребцова "Историко-культурные взаимоотношения коми с соседними народами." (М., <Наука>, 1982). В ней на базе полевых, архивных и литературных материалов рассматриваются сложные процессы складывания взаимоотношений коми с соседними народами с X- XI до начала XX в. Автор подчеркивал, что характер взаимодействия был двухсторонним и контакты с соседями у коми были в основном бесконфликтными. В разные исторические эпохи контакты носили различный характер, но постоянно доминировали связи с русскими.

 Л.Н.Жеребцов рассмотрел также процесс формирования этнической территории коми и указал, что основные этнографические группы сложились уже к XVIII в., а в последующие эпохи началось их сближение. Этому вопросу был посвящен препринт его научного доклада "Формирование этнической территории коми (зырян)", изданный в Сыктывкаре в 1977 г. Другой работой, где были сделаны выводы принципиального характера, был уже упомянутый препринт "Этнографические исследования на европейском северо-востоке СССР." В нем Л.Н.Жеребцов заявил: "...Несмотря на единство происхождения, длительную общность жизни и наличие значительного количества общих черт в культуре и быте, в настоящее время коми(зыряне) и коми-пермяки являются двумя самостоятельными народами..."49 В дальнейшем этот его вывод получил подтверждение в ходе ряда других исследований, хотя сегодня многие коми краеведы и национал-радикалы из коми национального движения оспаривают его, высказываясь за воссоединение якобы искусственно разделенного народа.50

 Л.Н.Жеребцов по существу более двух десятилетий руководил этнографическими исследованиями в Республике Коми. В 1971 г. он возглавил самостоятельный отдел этнографии, который был создан год спустя после того, как был сформирован Институт языка, литературы и истории Коми филиала АН СССР, и оставался на этом посту до 1988 г. (умер в 1991 г.).

 В 60-70-е годы коми этнографы разрабатывали целый ряд научных проблем, но, пожалуй, помимо уже названных, наиболее значимыми были этноконфессиональные исследования и изучение народного искусства. Под руководством Ю.В.Гагарина изучались дохристианские верования коми, история православной церкви в Коми крае и старообрядчества, современная религиозная ситуация.

 Почти все предшествующие работы по этнографии народов коми представляли собой добротные этнографические описания различных сторон культуры и быта и их авторы использовали в своей исследовательской деятельности методы этнографических наблюдений и интервью, а также сравнительно-исторический метод, хотя в работах советского периода, они вынуждены были заявлять, что основным научным методом является метод <исторического материализма>. Ю.В.Гагарин первым стал использовать массовые опросы населения, хотя не применял выборочный метод, а прибегал к сплошным опросам населения сел и деревень. Конечно, ряд работ носил откровенно антирелигиозную направленность, но сами материалы представленные в них имеют несомненную научную ценность. Крупнейшей работой Ю.В.Гагарина является монография "История религии и атеизма народа коми", опубликованная в Москве в 1978 году. К сожалению, дохристианские верования коми и их место в системе традиционного мировоззрения описаны и проанализированы в ней достаточно поверхностно, что во многом объясняется слабым использованием метода исторических реконструкций и что побудило впоследствии вновь вернуться к изучению этого вопроса. Незадолго до своей смерти (умер в 1981 г.) на основе монографии "История религии..." Ю.В.Гагариным была защищена в Институте этнографии и антропологии докторская диссертация.

 Изучение народного искусства народов коми связано прежде всего с именем Л.С.Грибовой, которая стала первым профессиональным этнографом среди коми-пермяков. Не случайно, что ее кандидатская диссертация, которая была выполнена под руководством известного этнографа С.А.Токарева и успешно защищена в Институте этнографии в 1969 г., носила название "Исторические традиции в народном искусстве коми-пермяков". Ее перу принадлежит целая серия работ, среди которых, безусловно, следует выделить три. Первой из них является монография "Пермский звериный стиль. Проблемы семантики" (М., "Наука", 1975). Это было первое крупное исследование, опубликованное за срок почти в полстолетия, прошедший со времени публикаций работ В.П. Налимова и К.Ф. Жакова, а также упоминавшихся статей исследователей начала 1920-х годов и посвященное мифологии народов коми. Л.С.Грибова отобрала из опубликованных и архивных источников, а также собрала лично очень интересный и ценный материал по мифологии и языческим верованиям коми. На основе разнообразного этнографического, фольклорного, языковедческого материала автор рассмотрела как происхождение, так и практическое значение пермских бляшек в жизни древнего населения Прикамья и выдвинула гипотезу о связи изображений с тотемизмом, экзогамными нормами брака и родовой организацией обществ. Однако, серьезного обоснования данной гипотезы автором предложено не было, поскольку сами мировоззренческие основы культуры древних пермян не были глубоко проанализированы. Но кроме собственно мифологии в книге анализируется и эстетика пермского звериного стиля. Детальная характеристика декоративно-прикладного искусства коми дана в другой ее монографии "Декоративно-прикладное искусство народов коми", изданной в 1980 г. в Москве. Последней крупной ее работой был альбом "Народное искусство коми", который был издан в 1992 г. уже после ее скоропостижной кончины (умерла в 1986 г.) и который был подготовлен к печати Э.А.Савельевой.

 Другой известной исследовательницей народного искусства коми является Г.Н.Климова. Тематика ее исследований была достаточно узкой, но требовала очень большой  и трудоемкой полевой работы и тщательного изучения музейных коллекций. Г.Н.Климова первой обратилась к изучению орнамента коми. Ею исследованы и определены основные типы орнаментации, характерные для традиционной культуры коми, в частности антисимметричные семеричные бордюры, диагонально-геометрические узоры и многие другие. Охарактеризованы особенности орнаментации текстильных и вязаных изделий коми, местные названия узоров и элементов орнамента. Результаты исследований были обобщены в двух книгах, которые получили очень широкую известность. Первая из них "Узорное вязание коми" была опубликована в Сыктывкаре в 1978, а вторая "Текстильный орнамент коми" - там же в 1984 году. К сожалению, в дальнейшем Г.Н.Климова оставила занятие коми этнографией и переехала в Пермь, где занималась преподавательской деятельностью. Впрочем, в 70-е годы коми этнография потеряла несколько весьма перспективных исследователей, которые начинали свою карьеру в Коми. В Германию эмигрировала Н.И.Дукарт, которая занималась изучением традиционных календарных и семейных обрядов коми, а также современной гражданской обрядности и опубликовала ряд содержательных статей на эту тему.51 В Ленинград переехала Г.Н.Романова, занимавшаяся изучением традиционных ремесел, защитившая на эту тему в 1976 г. в ЛГУ весьма интересную кандидатскую диссертацию <Домашние промыслы коми> и опубликовавшая серию статей. 52 В Ижевск перебралась Г.П.Белорукова, предметом изучения которой являлся быт лесных рабочих коми. Ею впервые были осуществлены этносоциологические обследования лесных поселков (в которых проживает 40% сельского населения республики) и опубликованы несколько статей и препринт научного доклада, посвященные этому вопросу, а кроме того защищена в 1974 г. в Институте этнографии и антропологии кандидатская диссертация <Лесные рабочие Коми АССР (этнокультурные процессы)>.53

 Эти потери, однако, были восполнены, поскольку в середине и в конце 70-х годов в отдел этнографии пришли Н.Д.Конаков, М.Б.Рогачев, В.В. Соловьев, И.В.Ильина, Ю.П.Шабаев, В.Н.Денисенко, а чуть позже О.В.Котов. В результате центр этнографической науки в Коми сохранил и свой научный потенциал, и свое влияние в научном сообществе.

 Следует особо отметить тот факт, что в последние несколько десятилетий довольно заметный вклад в коми этнографию внесли лингвисты и фольклористы. Еще в начале  50-х годов известнейший коми языковед В.И.Лыткин, который большую часть жизни проработал в Институте языкознания в Москве, осуществил комплексное изучение группы язьвинских коми-пермяков. По результатам этой работы совместно с сотрудником Чердынского краеведческого музея им. А. С. Пушкина С.А.Поповым в 1952 г. им была подготовлена рукопись "Коми-язьвинцы (историко-этнографический очерк)". Эта рукопись хранится в архиве Коми научного центра. Позднее он издал монографию о коми-язьвинском диалекте.54

 Значительный интерес к этнографическим сюжетам несколько позднее проявил довольно известный коми фольклорист Ф.В.Плесовский. Наиболее заметны в этом плане две его работы, а именно: статья "Космогонические мифы коми и удмуртов"55, весьма слабая в теоретическом отношении, и изданная в 1968 г. в Сыктывкаре книга "Свадьба народа коми", которая имеет тот же недостаток. Основную ценность этой книги составляет огромный фактический материал, представляющий собой прежде всего сборы А.С.Сидорова и его учеников в 20-е годы.

 Несомненный вклад в коми этнографию внес другой представитель школы коми фольклористики П.И.Чисталев, который долгие годы занимался изучением музыкального фольклора и сбором музыкальных инструментов. Благодаря его усилиям удалось восстановить все разнообразие традиционных музыкальных инструментов характерных для коми и описать их место в культурной жизни. Этим вопросам посвящены его статьи56 и книга "Коми народные музыкальные инструменты ", изданная Коми книжным издательством в 1984 г.

 Тематика этнографических исследований коми этнографов во второй половине 70-х и в последующие годы существенно изменилась. Началось углубленное изучение традиционного природопользования, народной медицины, современных этнических процессов, этнолокальных групп, мифологии, этнографии детства и т.д.

 В системе традиционного природопользования коми очень важное место занимали охота и рыбная ловля. Эти отрасли хозяйства обеспечивали значительную часть потребностей семьи не только в продуктах питания, но и весомую долю денежных доходов, которая существенно менялась в разных районах края. Охотничьи и рыболовные промыслы коми подробно охарактеризованы в получившей широкую известность монографии Н.Д.Конакова "Коми охотники и рыболовы", которая была издана в Москве в 1983г. Здесь дано описание промысловых орудий, одежды, средств передвижения, проанализированы принципы устройства охотничьих артелей и угодий, особенности промысловой морали. В работе обобщены литературные и архивные источники и собственные полевые материалы.

 Позднее Н.Д.Конаковым были расшифрованы изображения древних календарей, найденных на этнической территории коми, и на их основе проанализирована календарная символика языческого населения Урала.57 Более того, эти исследования стали основой для изучения традиционного мировоззрения коми в целом и выделения в нем наиболее архаичных пластов. В процессе этой работы были проанализированы структура и содержание архаичных космогонических мифов и ее итогом явилась монография "Традиционное мировоззрение народов коми. Окружающий мир, Пространство и время," изданная в Сыктывкаре в 1996 г. В своей исследовательской работе Н.Д.Конаков широко применял методы реконструкции древних мифологических представлений коми. В основу же последней работы положен анализ обширного фольклорного наследия народов коми и при этом использована апробированная во многих работах филологов и этнографов методика поиска <основного текста>. Обосновывая использование данного метода автор писал: <Необходимо отметить, что все имеющиеся фольклорные записи народов коми представляют собой фактический материал о рудиментах языческих представлений древних коми в мировоззрении их далеких потомков. Реконструкция <основного текста> языческого мировоззрения невозможна без поэтапной реконструкции на основании сохранившихся архаизмов, косвенных свидетельств, широких аналоговых поисков с использованием различных (фольклорных, лингвистических, этнографических, археологических) источников основных его структурообразующих единиц. Настоящая работа представляет собой лишь во многом сознательно обуженную попытку прочтения некоторых <текстов>, подразумевая ее как один из предварительных шагов на пути реконструкции язычества древних коми, а в перспективе - уральского язычества как одного из феноменов мировой культуры.>58 

 Со второй половины 1980-х гг.вместе с О.В.Котовым и другими исследователями Конаковым Н.Д. осуществлялось изучение этнолокальных групп коми на Кольском полуострове, на Нижней Оби, в Омской области. Характер культурной эволюции этих групп существенно различается и в результате серьезного анализа удалось выявить факторы, способствующие их стабильности. Итогом исследовательской работы стала монография "Этнолокальные группы коми. Формирование и современное этнокультурное состояние" (М.,"Наука",1991), которая была написана совместно с О.В.Котовым.

 Традиционной календарной обрядности посвящена научно-популярная книга Н.Д.Конакова "От рождества до сочельника", опубликованная Коми книжным издательством в 1993 г. Достоинством этой небольшой работы является то, что в ней выявлена этнокультурная специфика календарных обрядов коми и связанных с ними представлений. При участии и под редакцией Н.Д.Конакова (который являлся зав. отделом этнографии с 1988 по 2001 гг.) были опубликованы этнографический справочник "Коми-Зыряне" (Сыктывкар, 1993) и изданная в следующем году Коми книжным издательством книга "Традиционная культура коми" (переиздана в 2003 г. в существенно расширенном и переработанном виде под названием <Зырянский мир>), которые являются своего рода обобщением того, что было сделано в предшествующие годы.

 С начала 80-х годов коми этнографы приступили к масштабному изучению современных этнических процессов. Сформировалась группа этносоциологов в составе М.Б.Рогачева, Ю.П.Шабаева и В.Н.Денисенко. Силами этой группы в 1981-1982 гг. был проведен первый общереспубликанский массовый опрос коми населения по специальным этнографическим вопросникам, по результатам которого был опубликован препринт научного доклада.59 Позднее к этой группе присоединился О.В.Котов и уже с его участием была подготовлена программа и проведен второй опрос в 1987-1988 гг. В 80-е годы был проведен также целый ряд локальных опросов с целью выявления особенностей межнациональных контактов, этнокультурных ориентаций детей в национально-смешанных семьях, характера культурного потребления и т.д. По итогам этой работы М.Б.Рогачевым, О.В.Котовым и Ю.П.Шабаевым был подготовлен научный отчет "Современные этнические процессы в Коми АССР", который хранится в архиве Коми НЦ и значительное количество отдельных статей.60 Программа обследования 1987-1988 гг. в отличие от предыдущего проекта предусматривала более глубокое изучение этнодемографических и этноязыковых процессов, этнического самосознания, межэтнических контактов, характера эволюции традиционной материальной и духовной культуры коми, но кроме того предполагалось получить сравнительные данные по русскому населению республики. После завершения проекта было решено, что целесообразно провести панельный опрос в Коми-Пермяцком автономном округе и тем самым еще более расширить рамки исследования. Программу панельного опроса разработал Ю.П.Шабаев, он же возглавил работу, которая была проведена осенью 1989 г. Это были первые серьезные этнографические исследования среди коми-пермяков за многие годы (до этого коми этнографы совершили в первой половине 60-х годов три короткие экспедиционные поездки в округ, но занимались в основном изучением прикладного искусства коми-пермяков). По результатам опроса был опубликован препринт научного доклада.60 Еще одним следствием проведенных исследований стало то, что была выявлена очевидная необходимость проведения систематических этнографических и этносоциологических исследований среди коми-пермяков. Возглавил эту работу Ю.П.Шабаев, который разработал программу этнографических и этносоциологических исследований и сформировал исследовательскую группу. Силами этой группы в 1992 г. в Коми-Пермяцком автономном округе был проведен полномасштабный опрос населения и получены весьма ценные данные, характеризующие характер культурной эволюции коми-пермяков. В 1992 и 1994 гг. в экспедиционных работах, проводившихся в округе принял участие известный финский исследователь Сеппо Лаллукка. Несколькими годами ранее была опубликована его фундаментальная монография, посвященная современному этнодемографическому и этнокультурному развитию финно-угорских народов СССР.61 Работа основывалась на материалах переписей населения а также на отечественных публикациях последних лет. Поскольку коми-пермяки не являлись объектом изучения в течение нескольких десятилетий, постольку в названной выше работе информация о них отсутствовала вовсе. Собственные же полевые исследования в России для западных ученых долгое время были недоступны. Только в конце 80-х ситуация изменилась в лучшую сторону и это привело к резкому расширению международного научного сотрудничества, в том числе в области финно-угроведения. Конкретным выражением такого сотрудничества стало совместное изучение современной этнической ситуации у коми-пермяков, по итогам которого была опубликована целая серия совместных статей 62, а также была издана монография Сеппо Лаллукки "Коми-пермяки - народ пармы", вышедшая в Хельсинки в 1995 г. на финском языке (готовится русская версия).63

Труды Сеппо Лаллуки широко использованы американским исследователем Рейном Таагапера для написания своей обобщающей работы по <восточнофинским народам>, в которой он рассматривает историческое, языковое, культурное развитие этих народов и характер их взаимодействия с Российским государством в прошлом и в наши дни. Но в отличие от серьезных работ финского исследователя, американец эстонского происхождения Рейн Таагепера, который известен в США как серьезный политолог, в своих оценках крайне теденциозен и не демонстрирует глубокого знания российской истории и современных этносоциальных и этнополитических процессов в регионах проживания финно-угорских народов, в том числе в Республике Коми и Коми-Пермяцком округе.64

 Результаты изучения современных этнических процессов у коми и коми-пермяков были обобщены в монографии О.В.Котова, М.Б.Рогачева, Ю.П.Шабаева "Современные коми" (Екатеринбург, "Наука". 1996).

 Одним из наиболее интересных направлений исследований коми этнографов в последние два десятилетия является изучение народной медицины. Этими исследованиями успешно занималась И.В.Ильина. Наряду с изучением рациональных медицинских навыков, ею была оценена роль и образ самого врачевателя-знахаря, а также используемых им средств магического воздействия на пациента. Отдельно рассмотрена родильная обрядность и способы сохранения здоровья детей, как рациональные, так и иррациональные. Результаты многолетних исследований были обобщены И.В.Ильиной в монографии "Народная медицина коми", опубликованной в Сыктывкаре в 1997г. Книга эта является первой серьезной работой, посвященной традиционной медицинской культуре коми и во многом она идет дальше аналогичных публикаций, описывающих народную медицинскую практику у других финно-угорских народов.65 Тем не менее, наличие огромного и очень интересного сравнительного материала по традиционной медицинской практике соседних народов и значительного количества публикаций на эту тему требует более основательных компаративистских исследований в данной области, но названная работа и ее аналоги, к сожалению, этим достоинством не обладают.

 На рубеже 80-90-х годов в коми этнографию и фольклористику пришли молодые перспективные исследователи Д.А.Несанелис, В,Э.Шарапов, П.Ф.Лимеров, О.И.Уляшов. Их научные интересы были в значительной степени связаны с семиотикой и поэтому вместе с Н.Д.Конаковым они сформировали своеобразную коми семиотическую школу, получившую известность как в России, так и за ее пределами. Д.А.Несанелис, занимаясь этносемиотическим анализом детских форм досуга показал, что многие детские игры у коми сохраняли глубокую языческую символику, отражающую былое восприятие окружающего мира. Анализу детского досуга посвящена его кандидатская диссертация и книга "Раскачаем мы ходкую качель" (Сыктывкар, 1994). Попыткой системного изучения представлений народов коми о потустороннем мире является монография П.Ф.Лимерова "Загробный мир в мифологии коми" (Сыктывкар, 1998), в которой он выясняет статус концепции загробного существования в формировании и развитии мифологических образов. О.И. Уляшовым завершено исследование цветовой символики у народов коми, чему посвящена успешно защищенная им в Институте мировой литературы в 1998 г. кандидатская диссертация.66

 Коми семиотическая школа смогла подтвердить свой авторитет в ходе реализации международного проекта "Уральская мифология", идея которого впервые была выдвинута  в 1990 году. В ходе реализации этого проекта, в котором принимают участие ученые России, Финляндии, Венгрии, Эстонии, должна быть издана на русском и английском языках 17-томная международная энциклопедическая серия. Первый том серии "Мифология коми" был издан московским издательством <ДИК> в 1999 году. В нем подробно описана мифологическая картина мира, характерная для традиционного мировоззрения коми, проанализировано отражение мифологического сознания в различных сферах народной жизни, подробно описаны представители мира духов, дана подборка коми-пермяцких и коми-зырянских мифологических текстов (в 2003 г. в Финляндии вышла в свет английская версия <Мифологии коми>).

 В коми этнографии 90-х годов стали интенсивно развиваться не только семиотические исследования, но также весьма заметное место в научных планах заняли этнополитические изыскания. Последние в значительной мере были связаны с реализацией международных и общероссийских проектов, таких как российско-американский проект 1993 г. "Предвыборная ситуация в России" и общероссийский 1997 г. "Этнополитические представления молодежи. Формирование и функционирование." Общее руководство этим направлением исследований осуществляется Ю.П.Шабаевым. Результаты исследований нашли отражение как в отдельных статьях, так и в трехтомной работе "Штрихи этнополитического развития республики Коми". Первый и второй тома этого труда, изданные в 1994 и 1997 годах в Москве, в основном содержат документы, материалы и статьи, касающиеся официальной национальной политики, проблем национальной жизни и деятельности национальных движений. Третий том представляет собой монографическое исследование Ю.П.Шабаева "Этнокультурное и этнополитическое развитие народов коми в XX веке"(М.:ЦИМО,1998), где прослеживается взаимосвязь между собственно этническим развитием и политикой, рассматривается эволюция политической доктрины коми национального движения и ее обусловленность реальной этнической ситуацией, проанализированы этнополитические воззрения населения, показан общий характер этнического развития двух народов и отмечено, что у коми-пермяков процессы этнической эрозии более глубоки, нежели у коми, хотя этническая ситуация в Коми-Пермяцком округе более благоприятна, чем в других национально-государственных образованиях финно-угорских народов России и в частности в Республике Коми. Процессы деэтнизации среди коми-пермяков явились важной составляющей в эволюции этнополитической ситуации в округе и способствовали тому, что население округа добровольно решило отказаться от идеи национальной автономии.

 Кроме академической науки свой вклад в коми этнографию вносят и университетские исследователи. К числу таковых относятся В.А.Семенов И Н.М.Теребихин. Первый основное внимание уделил изучению семейной обрядности коми, чему посвящен ряд его работ 67, а второй значительное место в своих исследованиях уделил исследованию строительной обрядности и семантики крестьянского двора коми.68

 Еще одним исследователем, который длительное время занимается коми этнографией, является санкт-петербургский этнограф А.И.Терюков, который успешно занимается изучением похоронно-поминальной обрядности .69

 По традиции коми этнографией занимаются и пермские исследователи. Известный пермский ученый Г.Н.Чагин в течение долгих лет осуществляет сбор полевого материала в Красновишерском районе Пермской области - среди язьвинцев. Итогом этой работы стала небольшая, но весьма интересная работа "Язьвинские пермяки", изданная в Перми в 1993 году и затем неоднократно переиздававшаяся в разных вариантах. Последней работой, касающейся язьвинских коми-пермяков, являются изданные под редакцией профессора Г.Н.Чагина материалы международной конференции, посвященной проблемам сохранения культурного наследия коми-язьвинцев.70 

Говоря об этнографическом изучении народов коми, нельзя обойти вниманием и ту колоссальную работу по сбору экспонатов, характеризующих традиционную культуру коми и коми-пермяков, которая осуществляется в течение многих десятилетий различными музеями России и ее ближайших соседе- Эстонии и Финляндии. Безусловно, центральное место среди музейных собраний по традиционной культуре народов коми занимает собрание коллекций Российского этнографического музея (РЭМ), где храняться многие уникальные экспонаты, фотографии и описания. Музей был создан как самостоятельный Этнографический отдел при Русском музее в 1902 году, а уже в 1906 г. он организовал первую экспедицию в Усть-сысольский уезд Вологодской губернии для сбора экспонатов по коми культуре под руководствомС.И.Сергеля.72  Им были собраны коллекции, характеризующие такие сферы традиционной культуры как земледелие, охота, рыболовство. Ремесла, домашний быт, средства транспортировки, мужская и женская одежда, народная медицина. За время работы собраны многие десятки экспонатов, сделаны описания жилых и хозяйственных построек, более 200 уникальных фотографий. Все коллекции хорошо аннотированы и позволяют достаточно полно охарактеризовать хозяйство и быт коми. В последующие годы коллекции РЭМа по традиционной культуре народов коми продолжали интенсивно пополняться, чему способствовала собирательская деятельность его сотрудников, среди которых следует особо выделить М.А.Браун, осуществившую с 1959 по 1973 гг. 14 экспедиционных поездок в Республику Коми и Коми-Пермяцкий округ. О результатах собирательской деятельности музея в названных регионах можно судить по каталогу-указателю коллекций, составленному М.А. Браун.73

 17 октября 1911 г. земское собрание Усть-Сысольска выделило деньги на создание музея <Археологии и этнографии> и этот день считается днем основания Национального музея Республики Коми (НМРК). Появление музея было связано с деятельностью местного отделения Архангельского общества изучения Русского Севера. В настоящее время этнографическая коллекция НМРК насчитывает более 13 тысяч единиц хранения и является крупнейшим собранием вещественных памятников, характеризующих традиционную культуру коми-зырян. Формирование этого собрания осуществлялось на протяжении всей истории музея и оно является заслугой нескольких поколений музейных работников и энтузиастов. Собрание позволяет формировать полноценные экспозиции, характеризующие различные стороны культуры и быта коми и дает полное представление об особенностях материальной культуры всех этнографических групп коми.

 Коми-пермяцкий окружной краеведческий музей им. П.И.Субботина-Пермяка был создан в 1921 г. Наиболее интенсивная собирательская деятельность здесь велась в 1940-е и 1950-1960-е гг. В последние десятилетия сборы носили лишь эпизодический характер и больше внимания уделялось организации археологических исследований. В музейном собрании храниться очень богатая коллекция традиционной одежды и утвари коми-пермяков и уникальная коллекция набойных досок, которую передал музею в год его основания художник, чьим именем назван музей, - П.И.Субботин-Пермяк. В последние несколько десятилетий активную работу на территории Коми-Пермяцкого автономного округа вели сотрудники Пермского областного краеведческого музея и поэтому в его фондах также собраны хорошие коллекции, характеризующие традиционную культуру коми-пермяцкого народа. Особенно богатыми, по сравнению с музеем в Кудымкаре, являются коллекции фотографий Пермского музея.

 За пределами современной России самая крупная этнографическая музейная коллекция по коми собрана в Эстонском национальном музее в Тарту (основан в 1909 г.). Собирательская деятельность Эстонского национального музея среди российских финно-угорских народов была самой важной стороной его деятельности с начала 1960-х до начала 1990-х годов и хотя с несколько меньшей интенсивностью она продолжается и до сих пор. Это позволило одному из крупнейших эстонских этнологов Антсу Вийресу заявить, что музей превратился в один из главных центров финно-угорской этнографии в мире.74

 Менее крупная и не такая полная коллекция по традиционной культуре коми собрана в Финском национальном музее в Хельсинки, хотя в последние годы пополнять эту коллекцию помогали эстонские коллеги финнов. Но самые полные и самые богатые коллекции собраны в России и именно они являются хорошей базой для последующих работ, касающихся изучения традиционной культуры народов коми.

 Таким образом, этнографическое изучение народов коми имеет глубокие традиции, осуществлялось и осуществляется весьма интенсивно, а коми этнографы постоянно подтверждают свой высокий авторитет путем издания многочисленных и разноплановых  работ. Сегодня для них наиболее актуальными являются несколько направлений научной работы. Одно из них связано с дальнейшим изучением этнографических групп коми. В рамках этого направления готовиться диссертационная работа по ижемскому оленеводству с последующей перспективой создания на его основе монографической работы, посвященной детальному описания самой северной и весьма специфичной этнографической группы коми - коми-ижемцев, которые ныне добиваются включения их в перечень коренных малочисленных народов России.75  Требуют детального этнографического описания также группы коми, проживающие на Верхней Вычегде и в Прилузье. Весьма перспективным направлением исследований является этнография города. Здесь Республика Коми представляет несомненный интерес для исследователей, поскольку в XIX - начале ХХ вв. Усть-Сысольск был единственным городом на европейском севере России, где полностью доминировало нерусское население, а почти все современные города республики выросли из лагерных поселков ГУЛАГа, что, безусловно, сказалось на ментальности их населения и формировании городских традиций. Пока издана только одна работа, которая в основном посвящена описанию традиций городской жизни в Коми. Это небольшая книга <Усть-Сысольск.Страницы истоии>. 76 На базе этой работы М.Б.Рогачевым подготовлено к изданию новое исследование, которое пока носит условное название <Старый Усть-Сысольск> и посвящено подробному описанию городского быта. Автор предполагает продолжить работу в этом направлении, уделив основное вниманию формированию городского населения и традиций городской жизни в республике в ХХ столетии.

 В рамках изучения традиционной культуры коми ведется работа по изучению традиционной одежды и пищи и предполагается издание монографических работ, характеризующих эти сферы материальной культуры.

 Актуальными продолжают оставаться и этнополитические исследования, причем на данном этапе особенно важно оценить те процессы, которые происходят в Коми-Пермяцком автономном округе в свете его предстоящего присоединения к Пермской области. В ближайшие годы предполагается провести исследования, которые покажут каким образом политические процессы последних лет сказались на этническом самосознании коми-пермяков, их этнокультурных ориентациях и общем культурном облике.

 Стратегической же целью является создание фундаментального труда "Этнография коми", который призван обобщить итоги двухвекового этнографического изучения народов коми и к работе над которым предполагается привлечь этнографов и антропологов из Сыктывкара, Перми, Кудымкара, Санкт-Петербурга, Москвы.

Примечания

1 Мокшин Н.Ф. Мордва глазами зарубежных и российских путешественников. Саранск, 1993.

2 Рогачев М.Б., Шабаев Ю.П. Изучение национальных отношений в Коми АССР(60-70-е годы)// Традиции и современность в культуре сельского населения Коми АССР.Тр. Ин-та яз., лит. и истории Коми фил. АН СССР, Вып.37 (Далее ТИЯЛИ). Сыктывкар, 1986. С.109-124.

3 Лепехин И.И. Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства. Т.3. СПб., 1780: Лепехин И.И. Окончание записок путешествия академика Лепехина// Полное собрание ученых путешествий по России. Т.5.СПб., 1822.

4 Sjogren A.J. Tutijan tieni// Kasikirjoitiksesta suomentanut Aulis J.joki.Helsinki, 1955. S.47

5 Латкин В.Н. Дневник во время путешествия на Печору 1840 и 1843 гг.// Зап. Русск. геогр. об-ва. (Далее РГО). СПб.,1853.- Кн.7.Ч.1 и 11.

6 Максимов С.В. Год на севере. М.,1890.

7 Круглов А.В. Лесные люди. Очерки и впечатления. СПб.,1887; Круглов А.В. Лесное царство// Приходская библиотека. Т.1.СПб.,1899.

8 Истомин М. Яг морт//Вологод. губерн. вед. (Далее ВГВ). 1848.№№19,20; Сорокин П. Старинный обряд у зырян// ВГВ. 1848.№30; Кичин Е.В. Братчина (Зырянское обыкновение)//ВГВ. 1852.№28; Косарев М. Ильин день в с. Ношульском// Русский дневник.1859.СПб. №65; Кокшаров П.  Из неизданных заметок о зырянском крае// ВГВ. 1859. №51; Аврамов В. Жители Яренского уезда и их хозяйственный быт//ВГВ.1859.№№28-38,40-42,45; Попов И. Очертания зырянской демонологии//ВГВ.1859.№6; Заварин Н. О суевериях и предрассудках, существовавших в Вологодской епархии//Вологод. епарх. вед.1870.№№1,4,5.

9 Сборник статей, касающихся Пермской губернии и помещенных в неофициальной части <Губернских ведомостей> в период 1842-1881 гг. Пермь. 1882.

10 Попов К.. Зыряне и зырянский край//Известия об-ва любит. естествозн., антрополог. и этнограф. 1874.Т.ХIII.Вып.1.Тр. этногр. отд. Кн.III.

11 Токарев С.А. История русской этнографии. М., 1966. С.284.

12 Рогов Н.А. Иньвенская дача и хозяйственный быт населяющих ее пермяков// Журн. мин-ва. внутр. Дел (Далее ЖМВД). 1855. Т..10.Отт.III.Кн.2; Рогов Н.А. Материалы для описания быта пермяков//ЖМВД. 1858. Т.29.Отт.VII.Кн.4; Рогов Н.А. Материалы для описания быта пермяков// Пермский сборник. Кн.2.М.,1860; Хлопин В. О пермяках// Москвитянин. 1847.Ч.1; Хлопин В. Несколько слов о пермяках// Географические известия. 1849. Вып.1; Хлопов В. Хозяйственный и нравственный быт пермяков// ЖМВД.1852.Т.44.Кн.8

13 Добротворский Н. Пермяки. Бытовой и этнографический очерк// Вестник Европы. 1883. Т.11.Кн.3-4.

14 Смирнов И.Н Пермяки. Историко-этнографический очерк//Известия общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. 1891.Т.9.Вып.2.

15 Теплоухов Ф.А. Народное празднество "Три елочки" в Богородской волости Пермского уезда// Пермский край. Пермь, 1892. Т.1; Он же. "Кабала" или прошение лесному царю (из пермяцких суеверий). Пермь, 1895.

16 Малахов М. Быкобой у пермяков в день св. флора и Лавра// Зап. Уральского общества любит. естествозн. Т.XI. Вып.1.

17 Кастрен А.М. Путешествие Александра Кастрена по Лапландии, Северной России и Сибири ( 1838-1844, 1845-1849 гг.)//Собрание старых и новых путешествий..М., 1860.Т.VI.Ч.2.

18 Genetz A. Ost-Permisce sprachstudien//Journal de la Societe Finno-Ougrienne (Далее JSFOu).XV.Helsingfors. 1897.

19 Налимов В.П. Некоторые черты из языческого мировоззрения зырян//Этнографическое обозрение. 1903.№2.

20 Налимов В.П. Зырянская легенда о Шипице// Этнографическое обозрение. 1903. №2; Он же. "Мор" и "Икота" у зырян// Этнографическое обозрение. 1903.№3.

21 Налимов В.П. Загробный мир по верованиям зырян// Этнографическое обозрение. 1907.№ 1-2.

22 Nalimov V. Zur Frage nach den ursprunglichen Dtziehungen der Geschlechter bei den Syrjanen// JSFOu. Helsinki, 1908.Bd.25; Он же. К вопросу о первоначальных отношениях полов у зырян//Семья и социальная организация финно-угорских народов (ТИЯЛИ,Вып.49).Сыктывкар, 1991.

23 Holmberg U. Wassergottenheiten der finnisch-ugrischen Volker//Suomalis-ugrieschen seran toimitasra. T.32. Helsinki, 1913.

24 Жаков К.Ф. Этнологический очерк зырян//Живая старина. 1901. Вып.1.

25 Жаков К.Ф. Языческое миросозерцание зырян// Научное обозрение. 1901. №3.

26 Камасинский Я.По Иньве и Косе (у пермяков)//Живая старина.1903.Вып.4.; Он же. Около Камы. Этнографические очерки и рассказы. М.,1905.

27 Рощевская Л.П. Коми ученый К.Ф.Жаков. Сыктывкар, 2003.

28 Сорокин П.А. Пережитки анимизма у зырян//Известия Архангельского общества Изучения Русского Севера (далее ИОАИРС).1910. №№20, 22; Он же. Современные зыряне//ИОАИРС.1911.№№18,22,23,24; Он же. К вопросу об эволюции семьи и брака у зырян//ИОАИРС. 1911. №№ 1,5.

29 Сорокин П.А. К вопросу о первобытных религиозных верованиях зырян//Известия Вологодского общества изучения Северного Края.1917.Вып. IV.

30 Сорокин Питирим. Этнографические этюды. Сыктывкар, 1999.

31 Wichmann Y. Syrjanische Volksdichtung// Memoires de la Societe Finno-Ougrienne (Далее MSFOu). Helsinki, T.XXXVIII. 1916.

32 Янович В.М. Пермяки. Этнографический очерк//Живая старина.1903. Т.1-2.

33 Крупкин А. Верования пермяков-инородцев. Архангельск, 1911.

34 Sorokin P.A. Long jorney. New Haven, 1965; Сорокин П.А. Долгий путь. Сыктывкар, 1991.

35Налимов В.П. К этнологии зырян//Коми му.1924.№3; Он же. К материалам по истории материальной культуры коми//Коми му.1925.№2-5.

36Они любили край родной/Составитель И.Л.Жеребцов. Сыктывкар, 1993.

37 Грен А.Н. Материалы для палеоэтнографии зырян из финской <Калевалы>//Коми му.1924.№1-2; Он же. К вопросу о применении латинского алфавита к языкам коми и удмурт//Коми му.1924.№3; Он же. Зырянская мифология//Коми му.1924. №№ 4-6,7-10; 1925. №1.

38 Сидоров А.С. Следы тотемических представлений в мировоззрении зырян//Коми му.1924.№1-2; Он же. Пережитки культа промысловых животных у охотников коми//Коми му.1926.№5.

39 Сидоров А.С. Знахарство, колдовство и порча у народа коми. СПб., 1997. С.14.

40 Доронин П.Г. Пережитки старины в быте крестьян Прокопьевской волости Устьвымского уезда//Коми му.1924.№1-2; Чукичев Ф.П. Отличительные черты характера коми//Записки общества изучения Коми края.1928.Вып.1; Он же. Из народных преданий//Коми му.1926.№1-2; Нечаев Г. Коми-пермяки Зюздинского края//Коми му.1929.№10.

 41 Теплоухов А.Ф. Пермяки и зыряне//Пермский краеведческий сборник. Пермь, 1926.Вып.2. С.122.

42 Мишарин Е.М., Сидоров А.С. К вопросу о национальном взаимоотношении пермяков и зырян//Коми му.1926.№3.С.13.

43 Fuchs D.R. Beiträge zur Kenntnis des Volksglaubens der Syrjänen//Finnisch-ugrische Forschungen. Helsingfors, 1924.B.16.

44 Fokos-Fuchs D.R. Volksdichtung der komi (Syrjanen).Budapest,1951.

45 Пальварде М.Ю. Буржуазная финская этнография и политика финляндского фашизма//Сообщения Государственной Академии истории материальной культуры. 1931.№11-12.

46 Куликов К..И. Дело <СОФИН>. Ижевск.1997.

47 Жеребцов И.Л., Цыпанов Е.А. Алексей Семенович Сидоров (Серия <Люди науки>, Вып.9). Сыктывкар, 1995.

48 Uotila T.E. Syrjanische Texte.-B.I// MSFOu. Helsinki, 1985; Uotila T.E. Syrjanische Texte. B.II// MSFOu. Helsinki, 1986; Uotila T.E. Syrjanische Texte. B.III// MSFOu. Helsinki, 1989; Uotila T.E. Syrjanische Texte. B.IV// MSFOu.  Helsinki, 1996.

49 Жеребцов Л.Н. Этнографические исследования на европейском северо-востоке СССР (Серия препринтов <Науч. Докл.>, Вып.18). Сыктывкар, 1975.С.15.

50 Коньшин А., Митюшова Н. Объединенная Республика Коми//Коми-Пермяцкий автономный округ: проблемы социально-экономического и национального развития (очерки, статьи, материалы). М., 2000.

51 Дукарт Н.И. Праздники и обряды весенне-летнего периода в северной деревне//Вопросы истории коми XVII- начала ХX вв. (ТИЯЛИ. Вып.16). Сыктывкар, 1975; Она же. Святочная обрядность коми конца XIX- начала ХХ вв.//Традиционная культура и быт народа коми (ТИЯЛИ. Вып.20). Сыктывкар, 1978. и др.

52 Романова Г.Н. Развитие домашних производств сысольских коми в конце XIX- начале ХХ вв.//Вопросы истории Коми АССР (ТИЯЛИ.вып.16).Сыктывкар, 1975; Она же. Берестяные изделия коми//Этнография и фольклор коми (ТИЯЛИ, Вып. 17). Сыктывкар, 1976 Она же. Мебельное производство коми в конце XIX - начале ХХ вв.//Ежегодник этнографического музея ЭССР. Таллин, 1983. Вып.XXIII; и др.

53 Белорукова Г.П. Современные этнокультурные процессы в лесных рабочих поселках Коми АССР (Серия препринтов <Науч. Докл.>, Вып. 8). Сыктывкар, 1973. и др.

54 Лыткин В.И. Коми-язьвинский диалект. М., 1961.

55 Плесовский Ф.В. Космогонические мифы коми и удмуртов//Национальное и интернациональное в коми литературе и фольклоре (ТИЯЛИ, Вып.26). Сыктывкар, 1982.

56 Чисталев П.И. Традиционные и современные формы бытования коми народных музыкальных инструментов//Традиционная культура и быт народа коми (ТИЯЛИ, Вып.20). Сыктывкар, 1978; Он же. Коми-удмуртские музыкально-этнографические параллели//Межнациональные связи коми фольклора и литературы (ТИЯЛИ, Вып.21). Сыктывкар, 1979; Он же. Музыкальные инструменты пермских народов. Сыктывкар, 1980 и др.

57 Конаков Н.Д. Календарная символика уральского язычества (Сер. препринтов "Науч. докл.", Вып. 243). Сыктывкар, 1990.

58 Конаков Н.Д. Традиционное мировоззрение народов коми: окружающий мир. Пространство и время.Сыктывкар, 1996. С.5.

59 Рогачев М.Б., Шабаев Ю.П., Денисенко В.Н. Этнокультурные процессы у современного коми сельского населения (Серия препринтов <Науч. Докл.>, Вып. 80). Сыктывкар, 1982.

60 Котов О.В., Шабаев Ю.П. Современные этнические процессы у коми//Из истории национально-государственного строительства, национальных отношений и социально-экономического развития Коми АССР (ТИЯЛИ, Вып.44). Сыктывкар, 1989; Рогачев М.Б., Шабаев Ю.П. Семья у народов Европейского Севера.Коми//Семейный быт народов СССР.М., 1990; Котов О.В., Рогачев М.Б., Шабаев Ю.П. Состав современной коми семьи//Семья и социальная организация финно-угорских народов (ТИЯЛИ,Вып.49). Сыктывкар, 1991 и др.

61 Котов О.В., Шабаев Ю.П. Этнокультурная ситуация у коми-пермяков (Сер. препринтов "Науч.докл.", Вып. 243). Сыктывкар, 1990.

62 Lallukka Seppo The East Finnic Minorities in the Soviet Union. An Appraisal of the Erosive Trends. - Helsinki, 1990; Он же. Восточнофинские народы России. Анализ этнодемографических процессов. СПб., 1997.

63 Shabaev J., Lallukka S. and Derjabin V. Between assimilation and accomodation: problems of komi-permiak identity// Studia Slavica Finlandensia. T. XI. Helsinki, 1994, S.112-121; Шабаев Ю., Лаллукка С. Проблема национально-культурного развития коми-пермяков// Традиционная народная культура населения Урала. Материалы междунар. конф. Пермь, 1997, С.100-102; Shabaev J., Lallukka S., Derjabin V.The contemporary Komi-Permiaks: population and ethnocultural situation background//Коми-пермяки и финно-угорский мир. Материалы I-й междунар. научно-практ. конф. Кудымкар, 1997.

64 Lallukka Seppo Komipermjakit - peramaan kansa. Syrjaytyminen, sulautuminen ja postkommunistinen murros. Helsinki,1995.

65 Rein Taagepera The Finnо-Ugric Republics and the Russian State. New York: Routledge,1999.

66 Никитина Л.И.Тайны мордовского целительства. Саранск, 1995; Четкарева Р.П. Природа, здоровье и табу народа мари. Йошкар-Ола, 1999; Мальцев Г.И. Народно-медицинские знания коми-пермяков: средства растительного происхождения. Кудымкар, 2001.

67 Уляшов О.И. Иерархия цветовой символики в обрядовой поэзии и устной прозе коми-зырян. Автореф. дис. канд. филолог. наук. М., 1998.

68 Семенов В.А. Традиционная духовная культура коми-зырян: ритуал и символ. Сыктывкар, 1991; Он же. Традиционная семейная обрядность народов Европейского Севера. СПб., 1992; Он же. Традиционная семейная обрядность коми-зырян во второй половине XIX- первой половине XX вв. (Пространство и время). Автореф. дисс. докт. ист. наук. СПб., 1996.

69 Теребихин Н.М. Строительная обрядность пермских финно-угров. Автореф. дис. канд. ист. наук. Л.,1981 и др.

70 Терюков А.И. Погребальный обряд печорских коми// Полевые исследования Института этнографии. М.,1979; Он же. Представления коми-зырян о душе// Этнокультурные процессы в современных и традиционных обществах. М., 1979; Он же. Погребальный обряд вымских и вишерских коми// Традиции и новации в народной культуре коми (ТИЯЛИ, Вып. 28).Сыктывкар, 1983 и др.

71 Коми-язьвинцы и историко-культурное наследие Прикамья. Материалы междунар. научно-практ. конф., посвященной 10-летию обществ. движ. коми-язьвинцев по возрождению и сохр. родного яз. и культуры. Пермь, 2002.

72 Сергель С.И. В зырянском крае. М.,Л., 1928.

73 Браун М.А. Каталог-указатель коллекций музея (краткое описание коллекций отдела Поволжья и Приуралья ГМЭ народов СССР (коми-зыряне и коми-пермяки)//Музей и современность/Составители М.А.Браун, Т.А.Крюкова,С.А.Авижанская.М., 1975.

74 Viires Ants Etnograafia arengust Eesti NSV (1940-1990)//Muunduv rahvakultuur. Etnograafilisi uurimusi. Tallinn, 1993.

75 <Республика>, 18 июля 2003 г.

76 Рогачев М.Б., Цой А.И. Усть-Сысольск: страницы истории. Сыктывкар, 1989.


поиск

2


новости
- 22 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) «Внутренние границы культуры».

- 12 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) ««Центры» и «периферии» фин(лянд)ского семиозиса».

- 6 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) ««Иконические» символы традиций в этнорелигиозных контактах русского и прибалтийско-финского населения Карелии».

- 25 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) «Истоки «племенной идеи» великофинляндского проекта».

- 20 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Карельский стиль».

- 18 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Традиции Карелии в иконической реальности Финляндии».

- 10 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Текстильная тема в обрядовой практике (по материалам Карелии)».

- 15 июля 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Девка прядет, а Бог ей нитку дает».

- 12 июня 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) ««Мать-и-мачеха» женской магии».

- 26 мая 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «О некоторых локальных особенностях вышивки русского населения Олонецкой губернии».

- 19 января 2010 г.
Статья Ю.П. Шабаева «Русский Север: поиск идентичностей и кризис понимания».


фотоархив



Давящая звероловушка на россомаху "кулемка". с. Мордино. У.Т. Сирелиус. 1907 г.




Интернет портал WWW.KOMI.COM
о проекте персоналии публикации архив опросники ссылки гранты