П О Л Е В Ы Е    Ф И Н Н О - У Г О Р С К И Е    И С С Л Е Д О В А Н И Я  
Создано при поддержке Финно-Угорского Общества Финляндии Сайт размещен
при поддержке компании
ТелеРосс-Коми
о проекте персоналии публикации архив опросники ссылки гранты  
карты

Карта: Республика Коми
Республика Коми



регионы

публикации

Публикации :: Музейная этнография

Из истории формирования коллекции Национального музея Республики Коми по традиционной культуре коми-зырян

И.Н. Котылева, Т.А. Пьянкова

Коллизии российской истории ХХ века отразились и на судьбе одного из первых научных и культурно-просветительных учреждений Коми края - Национального музея Республики Коми, отметившего в октябре 2001 г. свое 90-летие(1). Появление первого музея в Коми крае произошло благодаря активистам отделения Архангельского общества изучения Русского Севера в Усть-Сысольске К.Ф.Жакову, А.А.Цемберу, А.Ф. Старовскому, и др. Днем образования музея считается 17 октября 1911г., когда земское собрание приняло постановление о выделении единовременного пособия (100 рублей) на приобретение коллекций для музея <Археологии и этнографии>. Создание музея явилось составной частью музейного строительства, развернувшегося в северных губерниях России со второй половины XIX в. (первые инициативы о создании музея в г. Усть-Сысольске восходят к последней четверти XIX столетия).

В 1911 г. в фонды музея поступило 32 предмета. Сегодня музейное собрание насчи-тывает более 235 тыс. экспонатов. Музей обладает уникальным собранием по культуре коренного населения Республики Коми. Этнографические, археологические, исторические, естественнонаучные коллекции, хранящиеся в музее, собирались краеведа-ми и исследователями на протяжении всего XX века и отражают все значимые этапы и события Коми края. В формировании этнографической коллекции Национального музея, развитии этнографических исследований в музее можно выделить несколько периодов, в которые сборы велись наиболее активно, каждый из них имел свои особенности:

1)     1920-е - начало 1930-х годов - начало целенаправленного формирования коллекции, прежде всего членами Общества изучения Коми края, организуются специальные экспедиции по сбору этнографических материалов (экспедиции А.С. Сидорова, Г.В. Шипуновой, Д.Т. Яновича);

2)     конец 1950-х - 1960-е гг. - организация совместных экспедиций с Государственным музеем этнографии народов СССР, первые попытки подготовки музейных этнографов через стажировки в ГМЭН СССР;

3)     1970 - 1980-е гг. - начало планомерного комплектования коллекции, организация ежегодных экспедиционных выездов по сбору материалов, совместные экспедиции с Эстонским этнографическим музеем ( в н.в. - Национальный музей Эстонии), создание отдела этнографии в музее, строительство первой этнографической экспозиции;

4)     середина 1990-х годов по настоящее время - курс на комплектование материалов, характеризующих все этнографические группы коми, разработка темы народное православие, совместные экспедиции с ИЯЛИ Коми НЦ УрО РАН, Российским этнографическим музеем, Национальным музеем Эстонии; итог - создание новой этнографической экспозиции <Традиционная культура коми в обрядах жизненного цикла>.

С первых дней существования музей начал формировать этнографическую коллек-цию, что вполне закономерно, учитывая, что именно в к. XIX- н. XX вв. усиливается внимание к изучению национальных культур. На формирование коллекции во многом оказали влияние и личные научные интересы председателя Усть-Сысольского отделения Ар-хангельского общества изучения Русского Севера Андрея Андреевича Цембера (1874- 1957 гг.), возглавлявшего работу в музее до 1916 г.

Увлечение Цембера этнографией и фольклором народа коми проявилось уже тогда, когда он учительствовал в Керчемском земском училище, а затем в Усть-Сысольском городском и приходском училищах. Бесспорно, что на развитие интереса Цембера А.А. к национальной культуре повлияло его участие в 1901г. в экспедиции профессора Гельсингфорского университета
Ирье Вихмана, а в 1907г. - в исследованиях доцента
Гельсингфорского университета Уно Тааве Сирелиуса и Василия Петровича Налимова,
будущего профессора Московского университета, опубликовавшего уже к началу XXв. ряд статей по этнографии народа коми (2). Во многом на развитие его научных интересов повлияло и его общение с Каллистратом Фалалеевичем Жаковым.

Стремительное увеличение фондов музея происходит 1920-е годы ( в 1911 в фонды музея поступило 37 предметов, в 1914 - фонды насчитывали 67 экспонатов, 1919 - 186, в 1923 - 1429, 1932 - около 5000), когда работа музея была тесно связана с Обществом изучения Коми края. Некоторое время музей фактически находился в ведении Общества. Ведущие деятели Общества: А.Н.Грен, А.С.Сидоров, Д.А.Батиев и др., принимали активное участие в жизни музея.

Само появление Общества и в целом заинтересованное отношение к национальной культуре было обусловлено особенностями национально-государственного развития Коми автономии в 20-е годы. Исследователи отмечают, что <позитивное отражение во всех сферах национальной жизни автономии имела реализация демократических принципов развитии государственности в период введения в стране новой экономической политики (НЭПа). Это способствовало ускоренному развитию государственного строительства, осуществлению <коренизации> госаппарата, проведению национально-языковой политики (<зырянизации>), становлению национальной школы, культуры, литературы, профессионального искусства, книгоиздания, региональной науки, развитию национального самосознания коми народа> (3).

Особо следует отметить, что активная просветительская деятельность членов Общества способствовала привлечению жителей края к сбору этнографических материалов и пополнению музейной коллекции.

Большое значение для пополнения фондов музея имели научные экспедиции, проводимые активистами Общества изучения Коми края. В этой связи в первую очередь следует отметить экспедиции А.С.Сидорова, одного из главных организаторов и лидеров Общества. Благодаря Алексею Семеновичу в фонды музея поступили этнографические предметы, которые и сегодня составляют ценнейшую часть собрания Национального музея. Исследовательская деятельность Алексея Семеновича об особенностях охоты и рыболовства у коми нашла отражение и в его экспедиционных сборах, которые пополнили этнографическую коллекцию музея. Особенно показательно в этом плане его экспедиция в Ижмо-Печорский уезд, по результатам которой поступило в фонды музея 58 археологических и этнографических экспонатов, среди них охотничьи принадлежности (чучела уток, силки, самострелы, охотничьи шапка и пояс), женские головные уборы, бытовые предметы, керамика, собачья упряжь, олений аркан, целебные травы. Широта взглядов А.С.Сидорова как исследователя и его интуиция  позволяли ему, в какой-то степени опережая свое время, выявить, осмыслить, оценить многие явления, предметы традиционной культуры. Так, именно А.С. Сидоров передает в фонды музея деревянные календари <пу святсi> (в документах по сдаче в фонды музея называются <пасы>), соединяющие в себе как христианское, так и более древнее времяисчисление (4).

Благодаря неравнодушию и пониманию значимости каждого культурного объекта в общей историко-культурной палитре, подвижникам краеведческого движения в Коми крае в 20-х годы удалось сохранить для потомков ряд уникальных христианских па-мятников, и в первую очередь реликвии Ульяновского монастыря. Первые предметы христианского культа были переданы в музей Н.Улитиным, который побывал в монастыре в 1924 г. (5). В том же году поездку в Ульяновский монастырь совершил А.С.Сидоров и доставил большую часть гиб-нувших памятников в музей. В заметке <Пополнение Музея экспонатами> в журнале <Коми му> за 1924 г. отмечается, что <в мае месяце Член О-ва т. Сидоров, А.С., был командирован Правлением О-ва в бывший Ульяновский монастырь, ныне Совхоз, для изъятия музейных предметов из бывшего монастыря. Произведя обследование музейных предметов с точки зрения их целостности и сохранности, т. Сидоров пришел к следующим выводам печального свойства:

1. Ценности монастыря, находящиеся в опечатанном соборе, не могут считаться в безопасности от атмосферных влияний...

2. Устькуломские уездные власти считают себя в праве распоряжаться тою частью предметов, которая, по их мнению, не представляет ценности. Так, по-видимому, в апреле еще месяце в библиотеке монастыря были содраны переплеты с большего количества книг, среди которых находится много ценных в музейном и археологическом отноше-ниях. Наиболее ценные и интересные книги частью попали в частные руки (например, <Пермяцко-русский словарь> Рогова, представляющий в настоящие время библиогра-фическую редкость, оказался расчлененным на части, на руках у разных лиц), частью бесследно потерялись (интересный дневник историка монастыря монаха Арсения и другие рукописи). Много книг монастырской библиотеки находятся у крестьян близлежащих к Ульянову деревень...

Из библиотечного помещения и из книжного склада были извлечены для Музея при О-ве изучения Коми края книги, рукописи - общим весом 70 пудов (20 мешков). Из монастырского имущества было извлечено 134 предмета музейного значения, ныне достав-ленные в Коми Областной Музей> (6).

Среди доставленных предметов была и уникальная по своей историко-культурной значимости деревянная скульптура <Сидящий Иисус>. По прошествию многих десятилетий скульптура Христа, спасенная от уничтожения активистами-краеведами в 1920-е гг., оберегаемая музейными сотрудниками и в тяжелые 1930-50-е гг., отреставрированная в 1990-е (реставрация проведена В.В.Кублицким в 1995 г.), в 2001 году вновь обрела свое место в Ульяновском монастыре. Так же церкви переданы на хранение крест митрополита Филарета и епископские посохи, также убереженные от уничтожения Сидоровым.

В 1920-е удалось собрать небольшую коллекцию дарохранительниц, потиров и других предметов церковной утвари (сборы Яновича, Сидорова, Улитина, Грена). Зачастую пред-меты изготовлены из олова и не имеют большой материальной ценности, но они имеют огромное историко-культурное значение, тем более, что чаще всего это последние сви-детельства угасающей жизни храмов. Иногда священнослужители передавали те или иные предметы, осознавая их историческую ценность. Так, во время археологической экспедиции в Гам, Вожем и Усть-Вымь в 1924 г. А.Н.Грен собрал ряд предметов из устьвымского собора, о чем и зафиксировано в его отчете об экспедиции: <Из Ванвиз-дино мы поехали в Усть-Вымь, где я отправился к священнику Малиновскому. Там в соборе еще во время прежнего посещения я видел деревянный ломанный потир и ма-ленький складень с грубой веревкою, принадлежавшими по преданию Стефану Пермс-кому. Потир крашенный и носит на себе следы каких-то рисунков красками, но теперь разобрать там что-либо никак нельзя. Я потребовал оба этих предмета в виду их неупотребляемости в устьсысольский Музей и священник по этому поводу созвал церковный совет, который и передал оба предмета в мое владение. Теперь оба они находятся у нас в Музее> (7). В эти же годы был еще ряд поступлений из разрушенных церквей. Так, в 1926 посту-пил ряд предметов из Троицко-Печорской церкви: <чертежи иконостаса>, <проект цер-кви>, <дарохранительницы>, <пара венчальных свадебных венцов, жестяных>... (8). Сбор был сделан Д. Т.Яновичем, который сумел за весьма непритязательным обликом предметов увидеть их историко-культурное значение.

С именем Даниила Тимофеевича Яновича (9) связаны самые крупные поступления этнографических материалов в фонды музея. Из экспедиции 1925 г. к ижемским коми он привез около 1000 экспонатов. Поступление было настолько значительным, что встал вопрос о расширении помещения музея <вдвое больше прежнего> (10). В своих сборах исследователь стремился максимально полно отобразить культуру ижемских коми. В журнале <Коми му> было особо отмечено: <Коми областной музей в последнее время пополнился экспонатами из Ижемского быта, доставленными Д.Т. Яновичем. Наряду с предметами домашнего обихода коллекцией довольно полно представлена хозяйственная техника Ижемца - выделка шкур вообще, замши в частности и т.д. - не позабыт даже детский мир, выразившийся в своеобразных игрушках, имеющих несомненную связь с мифологией - куклы, утиные шкурки с клювами и т.п. Многие экспонаты важны тем, что дают богатый материал для изучения Ижемского орнамента. Правда, большинство из орнаментов является массовым дополнением к имевшимся в музее единичным образцам их. Тем не менее, теперь эта массовость придает особое значение типичным элементам> (11). 

 Последнее замечание является крайне важным, так как раскрывает один из основных принципов сбора материалов этим исследователем: культуру народа характеризуют, прежде всего, не отдельные, пусть и очень яркие экспонаты, а массовый материал, освещающий все стороны этой культуры. Видимо, не случаен и интерес Д.Т. Яновича к коми орнаменту. Известно, что он специализировался в области изучения русского народного орнамента (12).

Д.Т. Яновичем были привезены в музей орудия, связанные с земледелием и скотоводством, охотой и рыболовством, обработкой дерева и шкур, домостроительством, с жилище и его убранство, с шитьем, вязанием, прядением и ткачеством (как образец сбора типичных вещей необходимо отметить уникальную коллекцию веретен, украшенных трехгранно-выемчатой резьбой, насчитывающую 344 экземпляра). Также им были собраны деревянная посуда (в их числе пасочницы с христианской и солярной символикой), утварь, средства передвижения и переноски тяжестей, одежда, обувь (в том числе деревянные боты с деревянными заплатками!) и утварь для одежды, утварь для домашнего обихода, предметы, связанные предметы личной гигиены, курительные принадлежности, культовые изделия (деревянный идол, киот-столбец). На многих деревянных предметах имеются пасы, инициалы, надписи, орнамент. Особенно много было привезено изделий из дерева. Автор статьи об экспедиции Д.Т. Яновича в журнале <Коми му> отмечает: <Общее впечатление от всей коллекции - деревянный век:> (13). К сожалению, Д.Т. Янович не смог опубликовать собранную им коллекцию. В 1930-е годы он был репрессирован (14). Значение сборов Яновича для исследовательской и экспозиционно-выставочной работы огромно, благодаря Даниилу Тимофеевичу мы можем сегодня исчерпывающим образом охарактеризовать традиционную культуру и быт коми ижемцев в первой четверти прошлого столетия.

Значительный вклад в формирование этнографической коллекции музея в 1920-30-е годы был сделан Глафирой Васильевной Шипуновой. Закончив в 1928 г. Петроград-ский государственный университет, Шипунова вернулась на родину, стала сотрудником музея. Она обследовала Усть-Куломский, Сысольский и Прилузский районы. Ею было собрано более 300 цен-нейших предметов, ставших сейчас раритетами. В своих исследованиях и сборах Г.В. Шипунова осо-бое внимание уделяла тканым и вязаным вещам. Она впервые в истории музея начала научное описание этнографических коллекций. В фондах музея сохранились не-сколько рабочих карточек Шипуновой того времени, которые свидетельствуют, что ее интересовала и семантика орнамента. Этой проблемой она увлеченно занималась и по-зднее, работая в лаборатории по изучению цвета во Всероссийской Академии художни-ков. В 60-е в журнале <Советская этнография> выходит ее статья <Народное искусство коми (узорное тканье, вязание, вышивка)>, материалы которой о названиях коми орнамента, о технологии окрашивания нити и изготовления поясов интересны для исследователей и сегодня. В 1934 г. Глафира Васильевна уезжает в Петербург.

 У Глафиры Васильевны нет записей о том, что происходило тогда в музее и в целом в стране. В какой-то степени атмосферу того времени передают записи в дневнике А.А.Цембера: <1934г. 31 января. Партсобрание в педтехникуме вместе с учащимися. Доклад о докладе Сталина на 17 съезде. Докладчик врал об улучшении положения трудящихся (в материально-бытовом отношении) по сравнению с довоенным временем. Говорить это молодежи, кот. не знает довоенной жизни, конечно можно и они могут поверить, но такие люди, как я этому не верят. В довоенное время все были сытые и довольные, а теперь многие буквально голодают: и денег нет и ужасные очереди за хлебом...28 марта. Партсобрание. Доклад о национальной политике делал Оботуров. Ругал Лыткина Илью Вас., наз его буржуаз. националистом. В выступлениях ругали Жакова, называя белым эмигрантом, мистиком, Меня не задевали> (15).

Усиление административно-командной системы оказало существенное влияние на деятельность музея в 30-е годы. В начале 1933 года был снят с работы, а затем, в январе 1934 года осужден директор музея Сергей Александрович Попов, участвовавший еще в годы учебы в 1-м Московском государственном университете на этнографическом отделении историко-философского факультета в работе комиссии по собиранию словарного материала и изучению диалектов коми языка под руководством В.И.Лыткина. Одним из значимых направлений в работе музея А.С.Попов видел формирование корреспондентской сети из числа молодежи, учителей и крестьян для сбора информации по этнографии и истории коми народа. (16). А.С.Попова сменил Георгий Афанасьевич Старцев, один из первых коми профессиональных этнографов, но и он был снят в 1936 году с работы <за бездействие в поиске врагов>.

В архиве музея сохранилась одна из фондовых карточек тех лет. Для рабочей записи использовали почтовую карточку еще дореволюционного времени. Спустя десятилетия, когда страна прошла через столь страшные испытания, эта фондовая карточка может рассматриваться как символ, как предсказание. На одной стороне сделана запись: <с.Кобра Сысольского района ручное изделие дарственный пояс, дарено свекрови (дарственные пояса дарились на свадьбе со стороны невесты родным жениха). 5/10/1935 г. принесен в дар музею Катковой>. На оборотной стороне типографским способом напечатано: <Почтовая карточка. Слово жизни о молитвенном призывании Св. Угодников. <Если согрешит человек против Господа, кто будет ходатаем о нем>? (1.Цар.2, 25)>(17).

Либеральная национальная политика уже во второй половине 1920-х гг. достигла границ, поставленных коммунистической идеологией. К концу 20-х гг. либеральной культурной политике был положен конец. Начиналась сталинская эпоха, которая принесла населению советского союза более резкий разрыв с прошлым, чем это сделала революция, ибо только теперь были разрушены их традиционные социальные уклады и культуры. Сталинская политика отошла от старых образцов сотрудничества с нерусскими элитами и культурной толерантности и своими установками на модернизацию, централизацию и унификацию, подавила рост национального самосознания, активно проводя в жизнь основной лозунг коммунистической идеологии <национальное по форме, социалистическое по содержанию>(18).

Репрессии 30-х годов, негативно повлиявшие на развитие национальной культуры и гуманитарной науки в республике, в определенной степени определили и новые в развитии музея и, в частности, в комплектовании этнографических материалов.  На это повлияли и бурные дискуссии конца 20-х о предмете исследований этнографии  и о характере научно-исследовательской работы музеев (19). В борьбе <за новый быт> музеям отводилась особая роль, что и было зафиксировано в решениях Всероссийского музейного съезда (дек. 1930г.) Съезд закрепил представление о музее, как о политико-просветительном учреждении. <В первую очередь  Музей есть политпросветкомбинат> (20). <Главное - создание историко-революционных музеев>, - подчеркивалось в постановлении президиума ВЦИК <О состоянии и задачах музейного строительства в АССР и АО>, принятого 20-го августа 1933 года (21). Точкой в дискуссии об исследовательской деятельности музеев стало Постановление Президиума ВЦИК <О состоянии и задачах музейного строительства РСФСР> от 1 января 1934, в котором определялось, что исследовательская работа музея должна быть подчинена задачам экспозиционной работы и задачам всей политико-просветительной работе в целом (22). Комплектование перестало рассматриваться как работа по формированию базы вещественных источников для науки. Оно превратилось в сбор экспонатов для экспозиций.

В тезисах доклада нового директора музея В.Н.Подорова о работе музея за 1937г. деятельность А.А.Цембера, С.А.Попова, Д.А.Батиева, Г.А.Страцева охарактеризована как <контреволюционная>. В планах работы музея особое место отводится темам: <Борьба партии и Советской власти с троцкистко-зиноньевскими бандами в деле соцстроительства в Коми АССР>, <Партия в борьбе с врагами народа> и т.д. (23).

 Такое отношение к национальной культуре и комплектованию по традиционной культуре коми прослеживается в деятельности Республиканского краеведческого музея в 1940-50-е годы. Новые тенденции в сборе этнографических материалов наметились только в конце 50-х годов. Начиная 1959 г. прошли ряд совместных экспедиций Государственного музея этнографии народов СССР и Коми республиканского краеведческого музея.

 В 1959 г. в республике работала известный этнограф Т. А. Крюкова. Вместе с сотрудником музея Е.С.Кузнецовой она исследовала Ижемский, Усть-Цилемские и Сыктывдинский районы. В отчете о работе музея за 1959 отмечено: < Экспедиция была очень удачной, собрано много этнографического материала, особенно ценной является верхняя женская одежда ижемки <кузь-пась>, уже вышедшая из употребления. Их в районе сохранилось всего несколько экземпляров> (24). В сентябре 1960г. состоялась совместная экспедиция в Удорский район. Возглавила экспедицию старший научный сотрудник Государственного музеем этнографии народов СССР М. А. Браун, от республиканского музея принял участие А.М.Рубцов. Участие в этих экспедициях, а также в экспедициях 1961 (Усть-Вымский и Летский районы) и 1965 (Прилузский район) опытных этнографов повлияло на формирование этнографической коллекции краеведческого музея, способствовало формированию нового подхода в сборе и обработке этнографических предметов, умение увидеть за отдельным предметом всю народною культуру. Так, в отчете за 1965г. есть любопытная запись об истории одного из предметов, привезенного из этой экспедиции (в экспедиции участвовал директор музея Игнатов И.С.) : < Очень интересный и ценный передан музыкальный народный инструмент си гудок щипковый, выдолбленный из дерева, изготовлен дедом матери т. Игнатова Василием Сердитовым в 1861 году / Бурлак Василь - прозвище/. Дед Василь по рассказам стариков был ростом около двух метров, зимой ходил босиком и в будни и в праздничные дни. Ходил по селу /Ношуль/ играл на си-гудке и под свою игру пел народные песни> (25).

С 1959 г., через институт стажировок, начинается подготовка специалистов этнографов для Коми республиканского краеведческого музея. В этом году сотрудник музея Е.С.Кузнецова проходила обучение в Государственном музее этнографии народов СССР (26). Формирование основ научного подхода к комплектованию и оформлению этнографических коллекций произошло бы уже тогда, но в этот период в стране все еще преобладали тенденции в осмыслении музея как центра по массово-политической работе. Так, на заседании идеологической комиссии ЦК КПСС в январе 1964 г. подчеркивалось, что главное в деятельности музеев - экспозиции по истории советского общества, повышение идеологического уровня советских музеев, формы пропаганды марксизма-ленинизма (27). 12 мая 1964г. ЦК КПСС принимает постановление <О повышении роли музеев в коммунистическом воспитании трудящихся>, где отмечается, что <необходимо организовать во всех музеях, кроме мемориальных, отделы по советскому периоду с раскрытием успехов социалистического строительства> (28).

 В 1960-70-е годы большую роль в комплектовании по традиционной культуре  сыграл Аристарх Михайлович Рубцов. Как уже упоминалось, он принимал участие в экспедициях вместе сотрудниками ГМЭН СССР. В ходе этих исследований им была собрана интересная коллекция сельскохозяйственных орудий, средств передвижения и мебели в Ижемском и Прилузском районах Республики Коми. В 1971 г. при его участии была предпринята экспедиция в Тюменскую область, к зауральским коми. В результате этой экспедиции фонды НМРК пополнились интереснейшими экспонатами, в том числе берестяным чумом, изделиями из мамонтовой кости. С именем А.М. Рубцова связано и еще одно уникальнейшее приобретение для фондов музея. В  1973 г. в музей поступили иконы, писанные монахиней Кылтовского монастыря Шилиной Марией Христофоровной. Одна, <Богоматерь Владимирская> написана Марией Христофоровной в 1913г. в подарок двоюродной сестре Обросовой Серафиме Прокопьевне в день свадьбы, вторая икона, <Казанская божья матерь>, была написана в 1918г. в подарок Ешкилевой Елизавете Ивановне. Обе иконы представляют определенный научный интерес, являясь интересным примером местного письма, но, более значимо то, что они помогают понять мировоззрение жителей края конца XIX - начала ХХ века.

С начала 1970-х годов начинается целенаправленное пополнение этнографической коллекции Коми республиканского краеведческого музея. Во многом это связано с именем директора музея А.Д. Качаловой, под руководством которой была развернута активная работа по комплектованию фондов музея, экспозиционно-выставочной работе.

В 1976 в музее впервые создается отдел этнографии, в этом же году была осуществлена и совместная экспедиция с Эстонским этнографическим музеем по сбору этнографического материала. Весной 1989 г. в здании Вознесенской церкви открывается первая этнографическая экспозиция.

Начиная с середины 1970-х годов, сотрудники музея регулярно выезжают в различные районы республики по сбору экспонатов: Л.Н. Сырица, Н.А.Митюшова, Л.Д. Люосева, Л.Л. Косинская, Н.В. Титова, В.Ф. Паршуков, И.М.Уткина, Л.Я. Другова, В.П.Зеновская, Т.А.Пьянкова, О.Н.Смирнова, В.Б.Липин и ряд других. При этом с середины 90-х годов прошлого столетия, с момента начала работ по созданию новой этнографической экспозиции музея, экспедиционная деятельность приобретает целенаправленный характер. Отличительной чертой этого периода является также и то, что сборы ведутся с целью максимально полно представить в музейной коллекции культуру различных этнографических групп коми. Организуются экспедиции к ижемским, верхне- и нижневычегодским, вымским, печорским, удорским коми. Впервые начинается целенаправленное комплектование коллекции по народному православию народа коми. Ведется активный сбор изделий современных мастеров, работы которых являются свидетельством возрождения народных традиций в наши дни. Начинается формирование коллекции по этнографии родственных финно-угорских народов. Продолжением традиций экспедиционной деятельности 60-70-х годов ушедшего века является организация совместных полевых исследований с ИЯЛИ Коми НЦ УрО РАН, Российским этнографическим музеем, Эстонским национальным музеем.

Особую роль в развитии исследовательской и собирательской деятельности НМРК играло и играет сотрудничество музея с научными учреждениями Республики Коми. Перемены в музейной этнографии во многом были обусловлены развитием науки в республике и, в первую очередь, исследованиями по традиционной культуре народа коми Ф.В.Плесовского, Л.Н.Жеребцова, П.И.Чисталева, А.К.Микушева, Н.Д. Конакова и др. Особо следует отметить роль Л.С.Грибовой в развитии музейной этнографии. С Институтом языка, литературы и истории связано последние крупное пополнение этнографической коллекции НМРК. Весной 2003 г. ученые передали  в дар музею несколько десятков предметов традиционной культуры коми, собранных ими в ходе многочисленных экспедиций.

В настоящее время этнографическая коллекция НМРК, собранная несколькими поколениями исследователей, насчитывает более 13 тысяч единиц хранения и является крупнейшим в России собранием, характеризующим культуру и быт народа коми-зырян, и представляет особенности традиционной культуры этнографических групп коми. В музейном собрании представлены материалы, характеризующие хозяйственные занятия, средства передвижения, жилище и его убранство, традиционную пищу, посуду и утварь, одежду и украшения, народные знания, верования и обряды. Большинство предметов относится к концу XIX - началу XX вв. Однако, часть из них (набойные доски, женские головные уборы) датируется XVII и XVIII столетиями.

Достаточно разнообразно представлены предметы, характеризующие традиционное жилище коми и его внутреннее убранство: скульптурно-обработанные охлупни и уключины, резные карнизы, наличники окон, украшенные росписью двери и перегородки, средства освещения.

Наиболее полно в собрании музея представлены коллекции деревянной посуды и хозяйственная утвари коми. Жемчужиной коллекции является братина в виде уточки-шестиглавки, созданная народным мастером Ф.П. Корниловым из с. Пучком Удорского района Республики Коми. 

Разнообразны коллекции, связанные с вязанием, прядением и ткачеством. Среди них выделяется уникальная по форме и орнаментации коллекция мезенских и верхневычегодских прялок, свидетельствующая, по мнению исследователей, о том, что на территории Республики Коми, на верхней Вычегде существовал свой самостоятельный локальный центр росписи.

Наибольшей полнотой выделяется собрание предметов традиционной зимней и летней праздничной и повседневной мужской, женской и детской одежды коми XIX - XX вв. Женский костюм из музейной коллекции достаточно емко характеризует локальные особенности костюма этнографических групп коми.

Коллекция мужских и женских узорных поясов: тканые на ниту, на дощечках и бердышках, ткацком стане, а также вязаные крючком, плетеные на руках, позволяет выявить не только особенности тех или иных технологий, но и региональные особенности декорирования.

Более ста предметов насчитывает коллекция головных уборов XIX - XX вв., отдельные образцы относятся к XVIII столетию. Особо интересны уборы, вышитые золотой нитью по бархату и другим тканям (треюк - ошувка, повойник, сборник).

Такова самая общая характеристика наиболее ярких составляющих музейной коллекции по традиционной культуре коми. Значительная часть входящих в нее предметов представлена в созданной в 2001 г. экспозиции <Традиционная культура народа коми в обрядах жизненного цикла>.

Исследования последнего десятилетия показали, что коллекции требуют пополнения новыми материалами. Не все этнографические группы, виды занятий и традиционных промыслов представлены в ней равномерно (например, незначительна коллекция керамики). Восполнить этот пробел задача будущих исследований.

 Анализ истории комплектования НМРК коллекций по традиционной культуре народа коми показывает, что основные тенденции в комплектовании в этом направлении напрямую взаимосвязаны с политической и социокультурной ситуациями в стране. Стремление государственных и партийных органов превратить краеведческие музеи в пропагандистские центры марксизма-ленинизма негативно отразилось на развитии этнографических исследований в региональных музеях. Активизация комплектования этнографического фонда в 1920-е годы и 1970-е в была обусловлена не только развитием науки, прежде всего гуманитарных отраслей, в регионе и в стране в целом, но и общим настроем в обществе к сохранению национального наследия и государственной политикой в данном направлении.

 Коллекции республиканских/областных музеев по традиционной культуре имеют особое значение, т.к. зачастую, именно эти коллекции являются основными источниками по культуре народа исторически проживающего в данном регионе. Осознание уникальности и ценности этих коллекций произошло уже в конце XX века, когда процессы глобализации и урбанизации стали активно влиять на нивелирование национальных культур. Сама история формирования таких коллекций может послужить основой для размышлений о судьбах национальных культур и помочь в определении дальнейших тенденций в комплектовании коллекции по традиционной культуре.

Примечания:

1.         Об истории музея уже неоднократно писали как сотрудники музея, так и другие исследователи. При подготовке статьи использованы ряд этих материалов: Стрекалова В.М. Из истории музея// Грибова Л.С. Декоративно-прикладное искусство народов коми. М., 1980; Вестник культуры Коми АССР.1991,№3; Паршуков В.Ф. Основатель музея // Там же; Другова Л. О прошлом память сохраняя// Там же; Митюшова Н.А. Командировка в родной край.// Красное знамя, 1981. 21 фев.; Уткина И.М. Право на память// Вестник культуры Коми АССР.1992,№2; Паршуков В.Ф. Сорок лет работы.// Музеи и краеведение. Труды Национального музея Республики Коми. Сыктывкар, 1997; Сова В.А. Подвижники краеведения (К 95-летию со дня рождения С.А.Попова)// Музеи и краеведение. Труды Национального музея Республики Коми.-Сыктывкар, 2001,С.10-17.идр.

2.         Цембер А.А. Дневник. - Сыктывкар, 1977, С.34, 37.

3.         Попов А.А., Нестерова Н.А.. Национальный вопрос в Республике Коми в конце ХХ века (историческое исследование).- Сыктывкар, 2000, С.23.

4.         Фонды НМРК. КП 946/1, 946/2, 946/3; Книга поступлений НМРК№1.

5.         Улитин Н. Путевые записки // Коми му. 1924, №7-10, С. 107-108.

6.         В Коми Областном Музее // Коми му.1924, №4-6. С.128.

7.         Научный Архив НМРК., Д.№2377, Л. 14.

8.         Документы на поступившие экспонаты в Республиканский Краеведческий Музей Коми АССР 1923-1942гг. Архив НМРК, Инв. 336, Л..

9.         В данной работе рассматриваются только этнографические материалы из сборов Д.Т. Яновича. Необходимо также отметить, что с его деятельности формирование в музее художественной коллекции. В 1926 и 1928 гг.

10.    Коми му, 1926, №4, С.4.

11.    Коми му,1926, №4, С.4.

12.    Мурашко О.А., Кренке Н.А. Культура аборигенов Обдорского Севера в XIX веке. - М.: Наука, 2001, С. 12.

13.    Коми му,1926, №4, С.4

14.    Мурашко О.А., Кренке Н.А. Культура аборигенов Обдорского Севера в XIX веке. - М.: Наука, 2001, С. 12.

15.    Цембер А.А.. Дневник. - Сыктывкар, 1977, С. 136.).

16.    Сова В.А. Подвижники краеведения (К 95-летию со дня рождения С.А.Попова)// Музеи и краеведение. Труды Национального музея Республики Коми. -Сыктывкар, 2001, С.10-17.

17.    Документы на поступившие экспонаты в Республиканский Краеведческий Музей Коми АССР 1923-1942 гг. Архив НМРК, Инв. 336, Л.52.

18.    Каппелер А. Россия - многонациональная империя. -М., 2000, с.277-279.

19.    Шангина И.И. Этнографические музеи Ленинграда на рубеже 20-х-ЗО-хгг.ХХв.// Музеи и власть. Из жизни музеев. М.. 1991, С. 147.

20.    Труды первого музейного съезда. - т.1., М., 1931, С.23.

21.    Собрание узаконений и распоряжений, 1933, № 45, С.188.

22.    Сборник постановлений по музейному строительству в  РСФСР. 1931-1934.-М., 1939, С.19.

23.    Стрекалова В.М. Перелистывая страницы истории// Музеи и краеведение. Труды Национального музея Республики Коми.-Сыктывкар, 2001,С.4-9.

24.    Архив НМРК. Д.№ 366, Л.6.

25.    Научный архив НМРК.Д..№92, Л.26.

26.    Архив НМРК. Д.№ 366, Л.7.

27.    Златоустова В.И. Государственная политика в области музейного дела (1945-1982)//Музей и власть. М., 1991,С.260.

28.    Там же, С. 264.


поиск

2


новости
- 22 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) «Внутренние границы культуры».

- 12 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) ««Центры» и «периферии» фин(лянд)ского семиозиса».

- 6 сентября 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) ««Иконические» символы традиций в этнорелигиозных контактах русского и прибалтийско-финского населения Карелии».

- 25 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво и А.А. Сурво (Хельсинки) «Истоки «племенной идеи» великофинляндского проекта».

- 20 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Карельский стиль».

- 18 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Традиции Карелии в иконической реальности Финляндии».

- 10 августа 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Текстильная тема в обрядовой практике (по материалам Карелии)».

- 15 июля 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «Девка прядет, а Бог ей нитку дает».

- 12 июня 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) ««Мать-и-мачеха» женской магии».

- 26 мая 2011 г.
Статья В.В. Сурво (Хельсинки) «О некоторых локальных особенностях вышивки русского населения Олонецкой губернии».

- 19 января 2010 г.
Статья Ю.П. Шабаева «Русский Север: поиск идентичностей и кризис понимания».


фотоархив



Промысловое снаряжение локчимского промысловика. с. Мордино. У.Т. Сирелиус. 1907 г.




Интернет портал WWW.KOMI.COM
о проекте персоналии публикации архив опросники ссылки гранты